Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Вторая часть сказки с Анджелиной Джоли, Эль Фаннинг и Мишель Пфайффер оказалась еще более модернистской, чем первая. Теперь в ней есть отсылки не только к «Игре престолов», но и к Холокосту. Разбираемся, как новый семейный фильм Disney получился таким многогранным.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

В нарисованной «Спящей красавице» 1959-го года с Малефисентой все более-менее понятно: жестокая ведьма, заколдовавшая принцессу, была деликатным напоминанием всем бунтующим подросткам, что в мире есть зло пострашнее душных родителей, и перед тем, как вылетать из гнезда, нужно встать на крыло. Но 55 лет спустя Disney решил отредактировать собственную сказку в угоду времени – получилось пусть и наивно, но остроумно.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

Очеловеченная (в первую очередь, стараниями Анджелины Джоли) Малефисента оказалась не злой колдуньей, а жертвой политической пропаганды – той самой постправды, о которой все заговорили как раз в 2014-м году. Люди нарочно раздули ее антирейтинг, чтобы под предлогом борьбы с нечистой силой расширить свои владения, а женщина всего-то хотела защитить от агрессоров свой лесной народ. Параллельно с этой, чуть ли не геополитической, сюжетной линией трогательным образом развивалась семейная. Будучи в начале фильма убежденной чайлд-фри, к финалу Малефисента удочеряла юную Аврору (хоть и сперва называла ее «чудищем»!) и любила, как родное дитя. Наконец спродюсированный Джоли фильм был очень прогрессивным по части педагогики и эмансипации. Юных зрительниц он беспощадно готовил к встрече с объективной реальностью, где быть принцессой – это не носить красивые платья и стремиться угодить принцам, а самостоятельно, решительно и независимо развивать королевство имени себя. И в любой момент быть готовыми к аннексии со стороны мужчин – пусть даже и под видом брака.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

К выходу второй части климат вокруг Голливуда изменился еще сильнее: сегодня даже детское кино должно рефлексировать и политический хаос (и особая ответственность тут лежит на Disney, почти во всех сказках которого существует монархический строй), и гендерную динамику, и социальные перемены. Поэтому «Малефисента: Владычица тьмы» в своих аллегориях заходит еще дальше. Шутки в сторону, но здесь есть сцена, в которой люди под предлогом свадьбы принца Филиппа и лесной принцессы Авроры заманивают подданных Малефисенты – эльфов, фей, троллей и прочих сторонников мультикультурализма – в ловушку. План расистов заключается в том, чтобы истребить сказочных существ в соборе во время венчания. Отсылка к «Игре престолов»? Если бы: массовое истребление начинается под органную музыку, а оружием выступают смертоносные газы, идущие из духовых инструментов.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

Предпосылки у конфликта такие: Филипп (тот самый, который в первой части не смог разбудить Аврору) все-таки набрался духу и сделал принцессе (Эль Фаннинг, прелестная, как и всегда) предложение. Та сказала «да», не согласовав решение с мачехой. Малефисента рассердилась, но все же согласилась сходить в замок к Филиппу, где состоялся комический ужин, больше уместный не в фэнтези-саге, а в «Знакомстве с родителями» с Робертом Де Ниро. Мама Филиппа (роскошная Мишель Пфайффер) подвергла Малефисенту немыслимым унижениям: подала крылатой женщине жареную курицу, забыла про вилки и ножи, упрекнула в серии заказных убийств и предложила Авроре переехать с болот в замок. Провокация удалась, и между людьми и подданными Малефисенты разгорелся конфликт. К которому с радостью присоединились темные эльфы – родной народ Малефисенты, когда-то подвергнутый геноциду со стороны сами понимаете кого. Потерянную и вновь обретенную семью Малефисенты изображают интересные мужчины – Чиветель Эджиофор из «12 лет рабства» и Эд Скрейн из «Игры престолов». Но разыграться им сценарий не даст. Принц Филипп останется в дураках, его отец-король так и вовсе в начале двухчасового фильма погрузит в тот самый сон, который раньше был уделом красавиц.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

В общем «Малефисента» остается историей подчеркнуто женской. Но к сюжету о том, как гиперзаботливая мать учится доверять дочери, а та учится ценить эти жертвы, здесь прибавилась еще и история о женщинах во власти. Мишель Пфайффер с блеском играет не то чтобы леди Макбет, Клэр Андервуд или Ангелу Меркель, но даму тоже решительную. Ее героиня устала от некомпетентности окружающих мужчин и хочет путем интриг и войн защитить свою страну от монстров (которые, конечно же, никакие не монстры). А сама Малефисента решает задачу еще сложнее: зная, что у нее есть силы победить в справедливой войне, все равно ищет способ заключить мир.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

Все это звучит интересно, но на самом деле фильм плохо справляется с задачей развлекать одновременно и детей, и взрослых. Основная аудитория – девочки лет до 14 – от сценария должны быть в восторге: в нем находят отражение и конфликты с родителями, и ожидание взросления, и романтические тревоги. По количеству милых компьютерных существ в кадре «Малефисента» бьет все рекорды «диснеевских» фильмов: о поргах из «Звездных войн» можно забыть. Восхищает и графика: прекраснодушное пасторальное фэнтези, стоит героиням повзрослеть, резко превращается в холодную и стильную картинку в духе глянцевых журналов. Это происходит, когда Малефисента ненадолго улетает в свое родовое гнездо, изображенное так, будто эту часть фильма снимала Энн Лейбовиц. Но потом фильм возвращается на круги своя – и предлагает любоваться изящными платьями и героическими поступками принцесс и королев.

Мать без драконов: в прокате «Малефисента: Владычица тьмы»

Фото: Disney

Но взрослому зрителю (который фильму нужен, если тот, конечно, хочет превзойти 750-миллионные сборы оригинала) здесь не хватит ни эмоций, ни смыслов. В батальной сцене, занимающей добрую четверть затянутой картины, нет настоящих жертв, поэтому героям трудно сопереживать. А наспех затронутая тема борьбы за жизненное пространство и ресурсы (которая бывает не только между странами, но и между людьми) так и не раскрывается. Хотя фильм, раз уж назвался сказкой для всех, мог бы предложить какую-то мораль. Остается лишь восхищаться тем, как ловко эта красивая история учит детей выживать в современном мире, ну и заодно поглядывать на часы.

Егор Москвитин

17 октября