«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Ну и неделя: в прокате аж восемь любопытных фильмов. Остается только выбрать на что пойти.

«Текст»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «Централ Партнершип»

В 2017 году Дмитрий Глуховский (автор постапокалиптического «Метро 2033») выпустил роман «Текст», который разбавил его имидж писателя-фантаста. Спустя два года книгу экранизировал Клим Шипенко по сценарию самого автора. Так что переживать за отхождения от текста не придется. Главный персонаж - студент Илья Горюнов (Александр Петров) на семь лет отправляется за решетку по ложному обвинению – ему подбросили наркотики. После освобождения он находит посадившего его полицейского (Иван Янковский), убивает и забирает его телефон, чтобы создать видимость, что тот жив. «Текст» получился жестким и реалистичным, и правда стоит того, чтобы на него сходить.

«Zомбилэнд: Контрольный выстрел»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «WDSSPR»

В сиквеле хоррор-комедии «Добро пожаловать в Zомбилэнд» над миром также нависает опасность зомби-апокалипсиса, а четыре главных героя пытаются пробраться к Белому дому, чтобы оборудовать там свое убежище. По дороге их ждут схватки с модифицированными видами живых мертвецов и встречи с другими выжившими: и тут, по традиции, неизвестно, кто еще окажется опаснее. Честное и очень смешное кино с отличными актерами – Джесси Айзенбергом, Вуди Харрельсоном и Эммой Стоун.

«Арахисовый сокол»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «Capella Film»

Отличнейший фильм прямиком с американского фестиваля «Санденс» – трогательное дорожное приключение троих попутчиков поневоле, которые в итоге станут (вряд ли это спойлер) настоящей семьей. Американский юг, наши дни: из лечебницы-пансионата, населенного преимущественно стариками, бежит молодой парень, которого играет Зак Готзаггер – актер с синдромом Дауна. В погоню за ним пускается медсестра – молодая вдова в исполнении Дакоты Джонсон, той самой выпускницы «50 оттенков серого», которая внезапно стала звездой авторского кино. А проводником беззащитного, но отважного парня во враждебном мире становится рыбак-пьянчуга, винящий себя в смерти брата. Этого героя изображает не нуждающийся в представлении Шая Лабаф. Забавный, нежный и жизнеутверждающий фильм вполне может стать в один ряд с лучшими образцами жанра – «Босиком по мостовой», «Человеком дождя», «Пробежкой перед сном» и «Маленькой мисс Счастье». Типичный «Санденс».

«Я вернусь»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «Самокат»

Пронзительный фильм, который заденет всякого, кого тронули главные кавказские ленты последних лет: «Софичка» Киры Коваленко, «Глубокие реки» Владимира Битокова и (пожалуй, в последнюю очередь) «Теснота» Кантемира Балагова. Место действия – Армения начала 90-х, главный герой – десятилетний Саро, который ждет возвращения отца с войны. Оно происходит, но между рано повзрослевшим мальчиком и отстраненным и глубоко травмированным мужчиной не будет воссоединения. Максимум, что их ждет, – перемирие. Вторая часть фильма уступает по выразительности и напряженности первой, но «Я вернусь» – все равно очень большое событие для всех, кто следит за кинематографом соседних стран и новыми именами в кинематографе нашем. Режиссер из Москвы Дарья Шумакова очень тонко работает с актерами (мальчик в главной роли – настоящее «Чудо»; в последний раз такое было, кажется, в «Возвращении» Андрея Звягинцева) и пространством – но о том, как ей удалось реконструировать израненные войной девяностые годы, лучше даже не думать. Потому что ответ будет страшным: совсем рядом с нами есть места, где время остановилось.


«Сторож»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «КиноПоиск»

Новый фильм Юрия Быкова не похож на предыдущие. «Майор», «Дурак» и «Завод» были злыми, честными и отчаянными зарисовками о российской действительности: правду рубят – щепки летят. В «Стороже» гражданского пафоса уже нет: это абстрактная, вневременная и наднациональная притча про грехопадение и искупление и про любовь и верность. Игра чуть ли не на библейском поле. Ну или на поле «утонченного» Андрея Звягинцева, которому так часто противопоставляли «народного» Быкова после того, как «Дурак» и «Левиафан» имели неосторожность выйти в один год. Главный герой «Сторожа» охраняет занесенный снегом и никому не нужный зимой санаторий, в котором решает спрятаться от бандитов странная пара. Сначала ворота турбазы снесет пьяная женщина на дорогом джипе, а потом пешком вслед за ней придет мужчина с волевым и жестоким лицом. Увы, красивую идею (из всего этого могла выйти версия фильма «Сексуальная тварь», которую бы мы пересматривали раз в год под Рождество) губят неуклюжие диалоги и многозначительные метафоры. Зато этот хрупкий фильм напоминает, что любой художник имеет право снимать то, что хочет, а не то, чего от него привык ждать зритель. И что Быков – не только совестливый режиссер, но и ранимый актер, на которого интересно смотреть.


«Портрет девушки в огне»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «ПРОвзгляд»

Один из главных фильмов последнего Каннского кинофестиваля, награжденный там пальмовой ветвью за свой неоднозначный сценарий. Сквозная тема фестивальных картин этого года – поиск в коллективном прошлом невидимых героев, истории которых не были рассказаны, и ретроспективное восстановление справедливости. В «Дылде» зритель переживает последствия войны вместе с двумя молодыми женщинами. А «Портрет девушки в огне» – это словно бы экранизация какого-то несуществующего европейского любовного романа 18-19 веков, который не мог бы быть написан и издан в ту пору. Потому что его героини – женщины, а их чувства – запретны. За окном ненастная Бретань, на часах 18-й век. Молодая художница должна украдкой написать портрет девушки, которую против ее воли выдают замуж за богатого купца. Но написать портрет – значит понять и украсть красоту. А в воровке просыпается чувство к жертве – и между девушками возникают отношения, за которые им предстоит сражаться против целого мира. В фильме, пожалуй, слишком много современного пафоса. Но кроме ощущения участия в каком-то митинге у зрителя возникнет еще и ощущение прогулки по музею и ночи в библиотеке. Со свечой в руках и с бурей за окном. И это ощущение, к счастью, сильнее.


«Троица»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «Планета информ»

Раскритикованный (и справедливо) на «Кинотавре» режиссерский опус актрисы и певицы Ян Гэ, китайского вундеркинда из «Гоголь-центра», девушки смелой, остроумной и не боящейся быть забавной. В «Троице» она решается рассказать радикальную любовную историю. Участники треугольника – китайская девушка (сама Ян Гэ) и чернокожий и белый мужчина. Пространство, в котором они живут, нарочито вычищено от любых географических признаков: этот город может быть и Москвой, и Франкфуртом, и Чикаго. А имена героев – Марго, Джордж, Антон – могут носить молодые люди в любом конце света. На этом хорошие новости для зрителя заканчиваются и начинаются плохие. Ян Гэ так хотела снять универсальную историю про то, как современные молодые ищут себя, любовь, Бога и хорошего психотерапевта, что и фильм получился чересчур точным отражением того, что у этих современных молодых в голове. А в голове у них (нас), чего уж там, каша. Но в этой каше плавают сочные ломтики фруктов и растаявший шоколад – и ради этих редких сладостей стоит вынести в целом водянистый фильм.


«Дикая лига»

«Арахисовый сокол», «Текст» и другие кинопремьеры недели

Фото: «Кинолэнд»

Нелепый, но не лишенный странного обаяния (и поддержки Министерства культуры) российский фильм о том, как хорошо мы играли в футбол еще 110 лет назад. Тема отнюдь не новая, но «Дикая лига» похожа не на уточненный «Гарпастум» и не на смешной мультфильм про казаков-футболистов, а на что-то совсем другое – то ли на отечественный вестерн «Не бойся, я с тобой», то ли на спортивный псевдоблокбастер вроде «Поддубного». Сюжет такой: купец-авантюрист собирает из крестьян и рабочего люда команду, которая освоит «ножной мяч» и на глазах у всей страны накажет команду чванливых англичан. Самого футбола в фильме немного (и снят он, мягко говоря, не как реклама Nike), зато много сопутствующих приключений. Хороши Дмитрий Назаров из «Кухни» и Владимир Яглыч из грядущего «Колл-центра», специфичен Иван Охлобыстин. Почти весь второй план отчаянно переигрывает, зато иногда встречаются удачные гэги. И будьте бдительны: трейлер собран гораздо лучше, чем сам фильм, так что рассчитывать на то, что «Дикая лига» – это Гай Ричи в России, не стоит.

Егор Москвитин

24 октября