5 вещей, которые меня изменили: Александр Сысоев

В рубрике «5 вещей» мы спрашиваем у наших героев, какие культурные явления, события или места оказали влияние на их жизнь или характер. Александр Сысоев – основатель «СысоевFM» и гастрономического проекта «Российский Ресторанный Фестиваль» – просил подчеркнуть, что в таких масштабах его ничто не формировало. Зато вспомнил, что его сильно впечатлило.

Radiohead

Когда я учился в старших классах, мы все жили в рамках, обозначенных радиостанциями или ТВ-каналами, на кассетах было все то же самое, да и диски не радовали разнообразием (и ценой). Немного гранжа, немного электроники типа Scooter да бесконечные рэп-группы – максимум, который мы имели, помимо российской эстрады. И вот я увидел клип группы Radiohead на MTV. Street Spirit, черно-белый, люди прыгают в слоу-мо, космический вокал и музыка. На меня это произвело такое впечатление, что я превратился в их фаната: а ведь тогда даже их дисков было не найти. В 2012-м я полетел на них в Париж. Это был великий концерт и исполнение мечты.

Видео: Radiohead/YouTube

Картофельное пюре

Как-то раз я попал в ресторан l’Atelier de Joël Robuchon в Париже (и Radiohead в Париже, и ресторан – но вообще я этот город не люблю). В то время я выбирал заведения по рекомендациям друзей, не особо разбираясь, кто есть кто, и без понимания, почему это круто. Я взял стейк и картофельное пюре, потому что я люблю его с детства. И я ***** [удивился]. Спросил: «Что вы с ним делаете?» Мне говорят: «Так это же наше легендарное пюре!» Выяснилось, что у Робюшона канонический рецепт, известный во всем мире. И он очень простой: 50 процентов картофеля на 50 процентов сливочного масла. Вечная классика, которая усмехается над эмульсиями и пенками – готовить вкусно можно из элементарных продуктов. Кстати, для меня это один из маркеров – если шеф не может сделать вкусное пюре, то и к высокой гастрономии его подпускать нельзя. Пюре надо уметь делать идеально.

Терраса

Мне было 19 лет, когда я полетел в Рим. Это была моя первая самостоятельная поездка за свои деньги. Один из дней я попросту просидел на террасе, глядя на людей, проходящих мимо. Таких, как я, там было немало. Столики, кофе, газеты. Кто-то приходил и уходил. Эта праздность произвела на меня сильное впечатление: у нас тогда и террас-то не было, а они уже в полдень сидят, пьют вино. Шоком оказалось то, что можно жить вот так. И дело было даже не в деньгах: там все стоило копейки.

Деньги

Это не пункт про то, как на меня повлияли или впечатлили деньги: это история про то, как они меняют других. Нулевые были временем, когда вокруг появилось очень много богатых людей. Я видел, как размер счета в банке трансформирует отношение, например, к персоналу. Как взлеты сменяются падениями и наоборот. Людей меняет даже повышение зарплаты на 20–30 процентов. Или должность – был младший специалист, стал старший. Или повышение до начальника отдела. Я всегда расстраивался от таких историй: что будет с людьми, если им дать власть побольше? Не все способны пройти медные трубы и остаться человеком.

«Интерстеллар»

Помните сцену на планете, где время течет иначе и одна минута засчитывается за семь лет? Герой Макконахи пробыл там всего ничего, а когда вернулся к себе на корабль, его дети уже выросли: сын закончил школу, родил ребенка, похоронил жену, да и сам изрядно постарел. Страшная сцена: не в том смысле, что на экране насилие или ужас, а в том, как можно ******** [пропустить зря] всю жизнь. И важно, чтобы в 70 лет мы не посмотрели назад и не разрыдались из-за того, что все позади и ничего толком не сделано.