Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Московский художник, аниматор и иллюстратор Мария Алигожина пять лет подряд привозит из путешествий необычные сувениры – веточки, осколки керамики, потерянные гайки. Из найденного на улице мелкого хлама она создала уже несколько коллекций изделий для декольте любого возраста и пола. Мы попросили ее подробнее рассказать об осознанном потреблении украшений и об ее находках, которые не замечает большинство прохожих.

Первая trash-коллекция

Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Фото: Михаил Голденков/The City

После окончания университета было много свободного времени, и я совсем не понимала, чем заниматься. И вот мне на глаза попались старые сережки без пары, поломанные кольца, бусы и разные находки из путешествий – красивые палочки, потертые куски пластика, железки, осколки. Из них я навертела первый десяток украшений. В те времена я много ездила на блошки, где покупала классную одежду, а потом перепродавала на ярмарках. И на одной из них я весь мой хендмейд неожиданно для себя продала. На какое-то время я об этом увлечении забыла, а в 2016 году в Коломне на территории заброшенной светофорной мастерской нашла проволоку, на которую, как бусины, были нанизаны гайки, образуя готовое колье. Тогда я и поняла, что нужно со всеми этими вещами сделать. Так появился trash-jewelry проект «Кулёма». Летом прошлого года я представила сразу две коллекции на фестивале апсайклинг-дизайна на Даниловском рынке. Одна из них была сделана только из артефактов, собранных на Красной площади.

Философия осознанного потребления

Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Фото: Михаил Голденков/The City

Свой проект я считаю микроэкологическим – я работаю с микромусором. Предметами, которые зачастую настолько маленькие, что их никто не воспринимает всерьез. Однако за несколько лет такого материала накопилось довольно много. Я считаю, что любую сломанную или утерянную бижутерию можно переделать, пересобрать. Носить непарные серьги круче, чем бежать за новыми в торговый центр. Ведь красота этой серьги не меняется, ты просто находишь ей новое применение. В будущем я мечтаю открыть собственное trash-jewelry ателье, куда можно будет приносить свои находки и поломанную бижутерию, а на выходе получать новую личную коллекцию из тех же самых предметов.

Еще одна идея для идеального будущего – склады-мастерские для художников. Там они смогут взять и повторно использовать какие-то уже ненужные другим вещи. Например, сделать скульптуру из дверей от старых шкафов или набрать журналов на коллажи. Периодически я сама провожу свопы с подружками и друзьями, мы меняемся одеждой и предметами интерьера, а все, что остается, я отношу на первый этаж своего дома, где все это тут же разбирают соседи.

Веревочка из Индии, железяка из-под ног

Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Фото: Михаил Голденков/The City

Отправляясь в любое путешествие, я выхожу на охоту за сокровищами, – ищу в городе и на природе. У меня есть находки из Камбоджи, Польши, Красноярска, Ярцево, Москвы, Киева и других городов, где удалось побывать. У каждого из этих мест своя материальная культура. За две недели в Армении у меня набралось много керамики и кусочков свернутой проволоки, видимо, ее здесь часто для чего-то используют. Поездка в Берлин прошлым летом оказалась очень удачной. В первые два дня я нашла много артефактов: от мебельной фурнитуры до запчастей от велосипеда. В Германии очень распространена практика выставления ненужных вещей на улице, чтобы они могли найти новых хозяев. Естественно, забирают не все, остальное тут же и разваливается на детали.

Реакция окружающих

Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Фото: Михаил Голденков/The City

Часто мои творения работают как обереги. Собеседник смотрит на меня в колье с железкой, думает «с ней лучше не связываться» и обходит стороной. Или наоборот – видит иногда какую-нибудь диковинную деталь у меня на шее, узнает ее и радуется. Мужчинам особенно нравится. Однажды я работала на фестивале «Спасская башня» (музыкальный фестиваль на Красной площади, - прим. ред.) с командой строгих звукорежиссеров. Один из них разглядел какой-то полупроводник у меня на шее, и общение у нас сразу наладилось. Мне хочется продвигать идею ready-made jewelry, когда украшением может быть все, что вы посчитаете таковым. Пусть даже это будет обычная на вид палочка. Для вас она может быть дороже любого сокровища, потому что будет связана с каким-то воспоминанием или человеком. Носить такое – это как играть в кулёму. Если по словарю, то это значит быть неловким и неумелым человеком, а по мне – так быть человеком с легкой натурой, склонной к экспериментам.

Цены и покупатели

Что-то ношу только я, что-то покупают друзья или незнакомые люди. Но большинство работ, мне кажется, я раздарила. В сентябре несколько экземпляров досталось африканской группе «КОКОКО!». У них похожая концепция – они играют на инструментах, которые собраны из мусора. Сейчас мне, к сожалению, не хватает времени нормально заниматься продажами. Выстроить бренд – моя основная задача на ближайшее время. Хочется разработать базовую коллекцию из деталей, которые я могу найти в большом количестве: старых бигуди, гаек. И сделать украшения доступными по цене – от тысячи рублей. А вот серию из каких-то уникальных экземпляров я хочу весной распродать в формате аукциона. За несколько лет накопились особые находки с историей, и мне сложно самой определить их стоимость. Например, для пластмассовой ножки куклы, которую я нашла в лесу у города Дилижан. Это может звучать странно, но я точно знаю, что украшение из этого получится эпатажным и мощным.

О московских блошиных рынках

Дизайнер украшений из мусора Мария Алигожина: «Все, что мне нужно, уже было произведено»

Фото: Михаил Голденков/The City

Ходить на блошиные рынки я начала вместе с папой еще в восьмом классе. Мой самый любимый рынок не только в Москве, но и вообще в России – блошка на платформе «Новоподрезково». Здесь я могу провести подряд часа четыре и найти все, что мне нужно. Чаще всего я беру там проволоку, иногда попадаются редкие самолетные провода. В больших количествах такое больше нигде в городе не найти. А тут есть классный дедушка, у которого много всяких медицинских колб, проводов и проволоки. Стоит только раз съездить в такое место, и сразу понимаешь: все, что мне нужно, уже было произведено.

Мария Бурова

28 января