«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Российская версия «Матрицы», очередная (и вполне удачная) адаптация «Маленьких женщин» и второй сезон скандального сериала «Содержанки» – кинокритик Егор Москвитин рассказывает о киноновинках этой недели.

«Кома»

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: «Централ Партнершип»

Российский фильм, который на уровне концепции и трейлера казался попыткой (заведомо обреченной, но тем не менее благородной) снять нашу собственную версию «Начала». С поражающим воображение миром снов и сюжетом – головоломкой о людях, застрявших в этих снах. Но в итоге ориентиром «Комы» оказалось не «Начало», а «Матрица» с ее фундаментальной историей об иллюзорности бытия и становлении избранного героя. И этот проверенный сюжетный каркас позволяет российскому фильму оставаться целостным – и потому интересным – очень долго. Здесь тоже есть надстройка над реальностью – причудливый и опасный мир, в котором живут люди, впавшие в кому. Эта вселенная сплетена из их общих воспоминаний. Поэтому брусчатка московской Красной площади в нем может привести к парижской Триумфальной арке. Законы физики здесь тоже не работают, и это помогает героям спасаться от монстров из черного дыма, именуемых Жнецами. Последние – местные агенты Смиты – регуляторы от системы, которые ищут бунтарей. Вместо Морфеуса в российском фильме – лидер сопротивления в исполнении Константина Лавроненко. Вместо Тринити – Любовь Аксенова. Вместо ревнивого Сайфера – Антон Пампушный. А Нео – Риналь Мухаметов. Его герой находится в коме совсем недавно, но за него уже все вокруг готовы умереть.

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: «Централ Партнершип»

Пока наш фильм следует логике «Матрицы» (примерно две трети хронометража), его действительно интересно смотреть. Фокусы с геометрией пространств, искажение законов физики и неожиданные сходства со «Сталкером» и «Аннигиляцией» увлекают и вызывают уважение: красиво, складно, ловко. Простые и трогательные отношения между героями не отвлекают зрителя от сказки: симпатичным актерам есть что играть – и ладно. Совершенно фантастическим предложенным обстоятельствам оказывается легко сопереживать.

Но в третьем акте с фильмом происходит беда. И все потому, что он вдруг решает объяснить всю свою сюжетную интригу не действиями, как положено боевику, а словами. И динамика как по щелчку исчезает, а герой Константина Лавроненко начинает произносить длинные монологи о том, как устроен мир комы. Долгие и предсказуемые объяснения заставляют фильм рассыпаться точно так же, как рассыпаются сновидения персонажей, которые вот-вот проснутся. Драматичной развязки не происходит. Правда, уже ближе к титрам будет еще один финал как раз в духе «Начала» и «Острова проклятых», и он вернет фильму напряжение. Но сумбурный третий акт все равно портит впечатление от искусно написанных, поставленных и сыгранных первых двух. С другой стороны, для российской научной фантастики «Кома» – все равно большой шаг вперед. В голливудском эпосе «К звездам» тоже никудышная концовка, но это не повод отказываться от захватывающего пути к ней.


«Маленькие женщины»

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: Sony Pictures Home Entertainment

Зрителям, не знакомым с предыдущими адаптациями «Маленьких женщин» (и самим романом-первоисточником), может показаться, что режиссер Грета Гервиг сделала пусть и очень красивую, звонкую, трогательную и пестрящую деталями, но все-таки традиционную костюмную драму. И такой зритель наверняка немного заскучает, несмотря на старания Сирши Ронан и Мэрил Стрип, Флоренс Пью и Эммы Уотсон, Лоры Дерн и Элизы Сканлен (актриса-открытие!), Боба Оденкерка и Криса Купера, Тимоти Шаламе и Луи Гаррелля. Но на самом деле новое прочтение старого романа воспитания о четырех сестрах, ждущих с Гражданской войны отца-священника, получилось очень радикальным и злободневным. И чтобы понять это, нужно вспомнить оригинал (или пересмотреть классическую версию со все той же Мэрил Стрип) и внимательно следить за тем, как Гервиг меняет хронологический порядок сцен. Ее «монтажная сборка» текста Луизы Мэй Олкотт – важное высказывание большой женщины XXI века, в которое нужно вслушаться, и поскорее.


«1917»

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: East News

Двухчасовой триллер про Первую мировую, снятый так, что зритель верит в непрерывность кадра, как в «Бердмэне» (тоже лукавом) или «Русском ковчеге» (действительно снятом без склеек). Два британских солдата пробираются через огонь, воду, медные трупы, колючую проволоку и братские могилы, чтобы передать письмо, которое отменит безнадежную атаку и спасет 1600 жизней. На выполнение задания им отведено меньше дня. И эти кошмарные сутки на линии фронта позволяют режиссеру Сэму Мендесу (автору «Скайфолла», «Проклятого пути», «Дороги перемен» и «Красоты по-американски») развернуть потрясающую воображение панораму образов, мыслей и наблюдений о человечестве и человечности. Это настоящий триумф постановщика и сильнейший в этом году претендент на «Оскар».


«Вальгалла: Рагнарек»

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: Capella Film

Красочное европейское фэнтези про схватку богов и великанов – Рагнарек. Великая битва глазами маленькой девочки, и Тор, бросающий вызов волку Фенриру – сценарий скандинавского блокбастера порой пренебрегает американскими законами изложения мифов. Но скучно от этого станет только зрителям без фантазии, привыкшим, чтобы их развлекали нон-стоп. Остальных здешний туман очарует, как Ежика из знаменитого мультфильма.


«Содержанки» (2 сезон)

«Кома», «Маленькие женщины», «1917» и другие фильмы недели

Фото: START

Самый раскованный и провокационный российский сериал идет на второй срок. Концепция осталась прежней: зритель подглядывает за жизнью богатых и красивых людей, их брачными танцами, бытовыми ритуалами, криминальными делами и демонами, которые рвутся наружу. Но в этот раз у сериала другой постановщик: Константина Богомолова (он остался сценаристом проекта) заменила Дарья Жук. А Жук – человек с необычным опытом. Режиссуру она изучала в Америке, и киношкола ориентировала ее на творчество Хэла Хартли – автора, максимально далекого от глянца «Содержанок». Снятая Жук жесткая и психологически достоверная драма о девяностых «Хрусталь» выдвигалась на «Оскар» от Белоруссии и содержала в себе очень много неприятных, но честных наблюдений об отношениях между полами. Поэтому теперь очень интересно, что за песня льда и пламени получится, когда столкнутся американский феминизм Жук и российские «Содержанки».

Егор Москвитин