«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Мощная семейная драма, прикидывающаяся вестерном, сатира про самодура-миллионера и треш-боевик с Дэниэлом Рэдклиффом – кинокритик Егор Москвитин рассказывает о том, что стоит смотреть в кино на этой неделе.

«Жадность»

«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Фото: «Парадиз»

Легкая британская сатира на мир упоенного сверхпотребления, бессовестных корпораций и ранимого тщеславия. Главный герой – 60-летний самодур-миллионер, сколотивший состояние на продаже «золотому миллиарду» шмоток, сшитых бедняками из Африки и Азии. Свой юбилей воротила собирается отметить с размахом, которому позавидует и Ричард Брэнсон: на греческом острове возведен целый Колизей, в котором звездные гости именинника должны будут изображать сцены из его любимого «Гладиатора». С настоящими львами и настоящими, как выясняется, рабами: на роль плебеев находчивый герой пригласил африканских беженцев, разбивших лагерь неподалеку. Само собой, не успеет вечеринка начаться, как сатирическая комедия тут же превратится в античную трагедию. Режиссер Майкл Уинтерботтом (кстати, постоянный участник и призер Берлинского кинофестиваля – странно, что «Жадность» показали в Торонто, а не на родине варваров, усмиривших амбиции Рима) перебарщивает с нравоучениями, но деликатные актеры Стив Куган и Айла Фишер ловко гасят его пафос, так что фильм попросту легко и приятно смотреть.


«Пушки Акимбо»

«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Фото: «Каскад фильм»

Лихой, но уж чересчур глупый треш-боевик с Дэниэлом Рэдклиффом. Почти что экранизация мема про руки-базуки: к ладоням героя прибиты гвоздями два пистолета. Задача тихого программиста, ставшего воином поневоле, – как минимум выжить, а как максимум – победить в реалити-шоу, где люди убивают друг друга за зрительский лайк. По динамике «Пушки Акимбо» уступают «Адреналину», по изобретательности перестрелок – «Джону Уику», по безбашенности – российскому «Хардкору», а по содержательности сатиры – «Бегущему человеку». Но у сценаристов фильма хорошее чувство юмора, а Дэниэл Рэдклифф и Самара Уивинг (девушка из недавнего ударного триллера «Я иду искать») образуют отличный комедийный дуэт, так что поклонникам трешевых пародий стоит дать этому странному фильму шанс.


«Подлинная история банды Келли»

«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Фото «Вольга»

Австралийские вестерны продолжают переигрывать и импортозамещать американские. Свежее тому доказательство – колониальная драма «Возвышенность» с Саймоном Бейкером из «Менталиста», которую на днях показали на Берлинале. Но ее в России увидят в лучшем случае через полгода-год, а пока в наш прокат выходит громкий фильм с сентябрьского кинофестиваля в Торонто – «Подлинная история банды Келли». Но всем, кто ждет от вестерна про самого известного австралийского разбойника погонь, ограблений и дуэлей в прериях, лучше остаться дома. Потому что режиссер «Макбета» Джастин Курзель опять всех обманул и вместо костюмного эпоса затеял психологический театр – и изобразил Неда Келли не благородным народным героем, а озлобленной жертвой детских травм и семейных трагедий. Так что как приключенческий вестерн «Подлинная история банды Келли» совершенно не работает, несмотря на экзотические декорации, эффектные экшен-сцены и брутальную энергию Рассела Кроу, Чарли Ханнэма и молодого Джорджа Маккэя из недавнего арт-блокбастера «1917». Но вот как медленная и пугающая семейная драма этот фильм хорош – и хорош чертовски.


«Опасная роль Джин Сиберг»

«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Фото: Russian World Vision

Американская звезда Джин Сиберг (1938–1979) засияла благодаря работе в Европе с Годаром, но угасла из-за травли на родине. Агенты ФБР устроили за ней слежку после того, как она публично поддержала радикалов из «Черных пантер». Личную жизнь актрисы сделали достоянием таблоидов, репутацию смешали с грязью, а закончилась национальная кампания против звезды настоящей трагедией. Фильм «Опасная роль Джин Сиберг» затевался как попытка реконструировать тот ад, через который прошла актриса. Но вместо портрета жертвы сценарий оказался портретом эпохи – Америки 1960-х и 1970-х с ее нарастающими культурными потрясениями и увядающим голливудским лоском. Вместо того, чтобы позволить талантливейшей Кристен Стюарт изобразить женщину на грани нервного срыва, фильм распыляет свое внимание между неинтересными и попросту непривлекательными героями-мужчинами – агентами ФБР (Джек О’Коннор и Винс Вон) и активистом «Черных пантер» (Энтони Маки). Получается кино упущенных возможностей, но благодаря самоотверженной игре Кристен Стюарт и старательной реконструкции прекрасной эпохи на неуклюжий сценарий можно закрыть глаза.


«Яга. Кошмар темного леса».

«Жадность», «Пушки Акимбо» и другие премьеры недели

Фото: «Централ Партнершип»

Режиссер Святослав Подгаевский – самый старательный и трезвомыслящий хоррормейкер в России, и его предыдущие ужастики («Владение 18», «Пиковая дама», «Невеста», «Русалка») действительно медленно, но упрямо работали над собой. Но в «Яге» эволюция отчего-то дала сбой. Фильм разваливается на две части, одну из которых хочется без конца хвалить, но другую придется ругать. Начинается все здорово: в спальном районе Москвы, снятом так, будто все герои спят и видят кошмар, один за другим пропадают дети. Школьники – ранимые, угрюмые и на редкость для нашего кино живые – объединяются, чтобы остановить Бабу-ягу. И пока события разворачиваются в красивых, но холодных домах, фильм действительно пугает: что может быть страшнее, чем чувствовать себя уязвимым в месте, за которое еще и платишь ипотеку? Но как только действие перемещается в лес, фильм становится попросту неинтересным – и уже не радуют ни цитаты из «Лабиринта Фавна», ни жуткие номера с куклами, ни Светлана Устинова в гриме птицы. А поскольку покупать билеты на половину фильма за половину цены пока что нельзя, лучше подождать следующий ужастик Подгаевского. Хотя бы потому, что это тот редкий режиссер, который прислушивается и к зрителям, и к критикам – и очень требовательно относится к себе.

Егор Москвитин

27 февраля