Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии

Как живут музеи в период пандемии и что объединяет в эти дни собрания по всему миру? Музей русского импрессионизма запустил проект «Музеи на карантине. От Москвы до Киото», где музейщики разных стран говорят о будущем, о своих чувствах и о том, что происходит вокруг них сейчас. Публикуем выдержки из проекта.

Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии
Юко Икеда
главный куратор Национального музея современного искусства в Киото

«В Японии объявлена чрезвычайная ситуация, а потому нам предписано оставаться дома. Однако никаких штрафных санкций со стороны правительства не вводилось. У меня может быть более гибкий график, чем у коллег, потому что я исполняю обязанности главного куратора и моя работа может занимать все 24 часа в сутках. Кураторы нашего музея на протяжении периода пандемии работают удаленно из дома в режиме почты и видеоконференций. Я же продолжаю ездить в офис, чтобы отслеживать корреспонденцию, но доезжаю теперь быстрее. Ситуация с пандемией дала нам возможность еще раз понять, что ядром, главным в музее все же является коллекция. Надеюсь, что после карантина люди признают, что музеи и искусство в целом являются немаловажным фактором для преодоления любых жизненных сложностей».


Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии
Карлос Алонсо
директор музея Сулоаги в замке Педраса (Испания)

«…Мы сейчас работаем над каталогом нашей коллекции. Это семейное собрание, поэтому сделать этот каталог не так-то просто. Я имею в виду, что, когда вы живете с предметами искусства, они перестают ими быть, они становятся предметами декора. Люди, которые живут со статуей Родена или картиной Гогена, – для них это просто вещи, которые их окружают. Поэтому составление каталога такой семейной коллекции – это что-то вроде: «О, вы видели эту замечательную картину Тулуз-Лотрека? У нас она висит в туалете!» Так что сейчас мы делаем такой каталог и планируем закончить до открытия музея. Мы обсуждаем еще и то, как перестроить наши помещения, чтобы можно было показать больше предметов.

Я думаю, что после пандемии люди обязательно вернутся в музеи. Конечно, мы будем учитывать разные вещи, такие как социальная дистанция, не будем пускать в музей сразу много людей. Но это в ближайшие месяцы, а к весне следующего года вернемся к нормальной жизни. Увидеть саму картину гораздо ценнее, чем увидеть только ее изображение. В этом наша сила. И большинство моих коллег со мной согласятся».


Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии
Александра Мурре
директор Кадриоргского художественного музея (филиала Художественного музея Эстонии)

«Я довольно скептически отношусь к заявлениям о том, что после того, как – все изменится и начнется новая жизнь. Думаю, что каждый из нас испытывал чувство счастья и эйфории после тяжелой болезни, когда понимаешь, что для счастья нужно так мало – чтобы ничего не болело. Но неделя или две – и готовность радоваться каждому мгновению как-то притупляется. Так и в этом случае, в первые месяцы люди будут вести себя несколько иначе, для музеев это значит, вероятно, повышенный интерес со стороны посетителей, многие, кто годами откладывал посещение музея, сделают это. Некоторые из них, возможно, возьмут это в привычку, приобретут абонемент, и музей обретет новых друзей. Но это будет, как мне кажется, не более 10 % от числа посетителей. Но для самих музеев важно сделать свои долгосрочные выводы и сделать коррективы в формах работы с публикой. Пересмотреть форматы мероприятий и тактику контактов с публикой».


Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии
Анна Гуарро
руководитель образовательного отдела музея Пикассо в Барселоне

«Встаю я, в принципе, в то же время, что и раньше: стараюсь обогнать всех, чтобы к тому моменту, как просыпается мой сын, я могла бы уже успеть разобрать рабочую почту и помочь ему с домашней работой. Так что время, которое раньше я тратила на общественный транспорт, сейчас уходит на то, чтобы сделать все утренние дела… Эти недели прошли в вихре реструктурирования проектов, бюджетов и планирования на ближайшее будущее. Кажется, количество встреч за это время нисколько не уменьшилось! Но я люблю Zoom, Jitsi, Google Meet и Skype. Я думаю, что эти технологии сохранятся в нашей работе и после завершения карантина. Когда я вспоминаю о том времени, которое я тратила, бегая с одной встречи на другую, я понимаю, что технологии – это спасение.

Я надеюсь, что та роль, которую музеи, искусство и культура в целом сыграли в этом кризисе, изменит отношение общества к нам: социальная значимость музеев и те задачи, которые мы ставим перед собой по сохранению, исследованию и передаче нашего культурного наследия, были выдвинуты на первый план, и я очень благодарна за признание нашей миссии. Искусство и культура стали необходимы для поддержания эмоционального равновесия и интеллектуальной активности для многих людей, особенно в трудные времена».


Музейщики из Испании, Японии и Прибалтики – о том, как они живут во время пандемии
Ксения Рудзите
хранитель коллекции зарубежной живописи Латвийского национального художественного музея

«Я работаю дома, один-два раза в неделю муж возит меня в новое музейное хранилище, где мы (в масках и соблюдая дистанцию) развешиваем привезенные картины. Регулярно встречаемся отделом на видеоконференциях. Многие сотрудники берут отпуска, в том числе и я. Выставка моего мужа, которая должна была открыться в июне, переносится, запланированные и оплаченные поездки, а также командировки отменены на неопределенное время».

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City