«В проект вложено много любви, нервов и крови»: Ирина Горбачева – о сериале «Чики»

4 июня в онлайн-сервисе More.tv и на платформе Wink состоялась премьера российского сериала «Чики» о жизни четырех подруг из маленького провинциального города, зарабатывающих деньги на трассе древнейшей профессией. Поговорили с актрисой Ириной Горбачевой, сыгравшей в проекте главную роль.

– Расскажи, ты уже видела сериал целиком? Как тебе твоя работа?

– Я видела только первые три серии, и то в черновом монтаже. Первая мне очень понравилась, вторая на тот момент нет, а третья – 50 на 50. Потом, конечно, были правки, сокращения. Для нас это ответственное событие, честно. Потому что в сериал вложено огромное количество любви, искренности, дружбы, нервов и крови – местами реальной. У меня, наверное, первый такой сложный проект вообще в жизни.

– Потому что это восемь серий, а не фильм?

– Не только. В моральном плане было сложно: много непростых откровенных сцен. Куча всяких непредвиденных событий и ситуаций, которые, казалось, нам очень мешают, а потом выяснялось, что, наоборот, помогают. Мы снимали в городе Прохладном в Кабардино-Балкарии, и это было одновременно для нас и отрадой, и подножкой. В большей степени местные принимали нас с теплотой: это та южная теплота, когда люди готовы откликнуться и помочь. Но все равно всегда найдутся персонажи, которые далеки от кино и искусства: «Вы снимаете про проституток? Почему у нас?» И мы говорим: «Ребята, у вас классно, у вас красиво. Мы же не пытаемся снимать местных жителей, чтобы их ославить». Локацию искали долго. Режиссер Эдуард Оганесян – он же родом оттуда. Он представлял себе эти улицы, но писал не конкретно про этот город, а про девушек – ситуации, отношения и конфликты с обществом.

«В проект вложено много любви, нервов и крови»: Ирина Горбачева – о сериале «Чики»

Фото: пресс-служба

– У сериала есть сверхидея?

– Если выбирать один слоган, то это «Не суди, да не судим будешь». Потому что вся наша жизнь соткана из людей, которые решают, как надо и как не надо, как быть, как не быть, что тебе можно и имеешь ли ты право на счастье. Это наше окружение, и не только в маленьких городах.

– Ты до этого была в Кабардино-Балкарии?

– Как раз на съемках пилота, два года назад. Иногда пилот становится первой серией сериала, а иногда полностью переснимается (и это как раз наш случай). В первый приезд в Кабардино-Балкарию мне очень там не понравилось, было настолько страшно, что я просто не выходила из номера, то есть мы только ездили на площадку… Во второй раз, когда мы вернулись на съемки, люди понимали, что мы делаем кино и что мы большая команда, они уже чуть-чуть имели представление о специфике нашей работы. Но в первый раз! Мы приехали, и местные знали о нас только то, что мы из Москвы и будем снимать здесь фильм о проститутках. Все были накручены, было тревожно. Пару раз были моменты, представьте: подъезжает тонированная пятерка с орущей из окон музыкой, просто набитая ребятами с гор, которые смотрят на тебя как на мясо, какие-то шуточки отпускают, говорят: «Эй, куда ты идешь?» Чувствуешь себя загнанным кроликом, сердце колотится – жуть. И злишься: «Какого хрена я вообще в таком положении?»

«В проект вложено много любви, нервов и крови»: Ирина Горбачева – о сериале «Чики»

Фото: пресс-служба

– Получается очень жизненно для всех в группе.

– Режиссер Эдуард Оганесян понимал, про что он пишет, какие он хотел поднять темы, и он в этом плане очень честен. Героини были написаны буквально под нас: с нашими характерами, повадками, оборотами речи, только контраст выкручен до максимума. И в каких-то местах вдруг приходит осознание: да это же я, та самая Жанна, только в других обстоятельствах. Допустим, жила бы каком-то другом провинциальном городе, хотела бы уехать, но не смогла. Забеременела, осталась одна, родила и в порыве отчаяния вышла на панель, понимая, что с ребенком вообще-то деваться некуда. Бывают тупиковые ситуации, когда кажется, что нет выхода. В такие моменты и появляются люди, которые могут предложить: пожалуйста, ночью работай, днем отдыхай. Ребенок в школе, ты есть приготовила, спать его уложила и ушла. Вроде бы согласилась на сделку со своей совестью. Но когда ты хочешь вылезти из этого дерьма, тебе уже не дадут это сделать. И даже если удастся вырваться, то тебя общество не пустит назад, потому что на тебе уже стоит клеймо «проститутка». И это ведь абсолютное средневековье, но одновременно реальность, в которой сегодня живут и большие, и маленькие города.

– Расскажи про актерский состав.

– В главных ролях Ирина Носова, она играет Светку, Варвара Шмыкова играет Люду, Алена Михайлова – Марину, я – Жанну. По типажу все разные, у нас как «Виа Гра»: сняли пилот и сразу поняли, что ансамбль найден. Не секрет, что в проекте снимается Антон Лапенко. Между прочим, я Лапенко узнала через Эдика Оганесяна. То есть Эдик с ним был знаком со времен ВГИКа: Лапенко учился на актерском, а Оганесян на режиссерском и звал того периодически на какие-то кастинги, стал мне его присылать. По первым же записям я поняла, что Антон гениальный, серьезно, это парень, о котором должны знать все. И еще Эдик не боялся брать местных жителей на эпизодические роли. С одной стороны, это дико стремно, потому что они могут запороть весь процесс. А с другой – только местные создают нужную интонацию, привносят атмосферный шарм – артист такое сыграть не сможет. В итоге так и произошло.

«В проект вложено много любви, нервов и крови»: Ирина Горбачева – о сериале «Чики»

Фото: пресс-служба

«В проект вложено много любви, нервов и крови»: Ирина Горбачева – о сериале «Чики»

Фото: пресс-служба

– Тебе удавалось работать во время самоизоляции?

– Ни одних самопроб еще не было, мой основной заработок – реклама в социальных сетях, и там все хорошо. А вообще, от старшего поколения и от родителей мне достался этот чип черного дня, то есть четкое понимание, что всегда должна быть подушка безопасности. И знаете, выходит, что откладывать деньги на черный день – полезная привычка.

– В твоем последнем большом интервью ты говорила, что главное качество, которое тебе не нравится в людях, – это невнимательность. На что сейчас обращено твое собственное внимание?

– Внутрь себя. Сейчас происходят грандиозные процессы, в плане саморазвития и самопознания – точно. Приходят откровения. Я за эту пандемию многое о себе узнала, осознала свои пороки и качества, которые мне не хотелось видеть, например тщеславие, надменность, заносчивость, жадность. Я очень радуюсь: это же про правду, про честность. В желании быть белым и пушистым можно долго открещиваться и всех вокруг считать козлами…

– Которые сверлят там у меня выше этажом в девять утра!

– Да-да! А на самом-то деле я точно такой же человек и так же где-то кому-то сверлю мозг. Или вообще прямо по-настоящему сверлю в то время, когда нельзя. И такая: «Ну я чуть-чуть. Мне же надо!»

– Ну и неслышно же, я тихо. Именно меня никто не услышит!

– А пока дойдут до меня, я уже все, закончу. Да, за это и получаю в обраточку.