Влюбленный Минотавр: Пабло + Ольга в Пушкинском музее

Это могла бы быть тривиальная история любви, если бы не имена главных героев. Служебный роман закончился свадьбой, родился первенец, она была вынуждена отказаться от карьеры, его же дела пошли в гору. И вот уже успех и новый дом, и они блестящая светская пара. Но всему приходит конец, встреча с юной красоткой разбудила новую страсть, и любовь жены стала сродни удушью.

Их звали Пабло Пикассо и Ольга Хохлова. Их история – в центре экспозиции, в прошлом году показанной в парижском Музее Пикассо, а теперь переехавшей в залы Пушкинского.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Пикассо был плодовит, его работы есть в каждом приличном музее, и даже для Москвы это не первая его большая выставка. Не первая, но особенная. Стоило вынести на авансцену человеческие отношения, и творчество заиграло красками, которые до этого, пожалуй, было даже сложно предположить. Интимность, нежность, и даже некоторая наивность на фоне грандиозного масштаба его таланта.

Кураторский отбор работ и построение экспозиции, надо признать, безупречны. Начало – Ольга в испанской мантилье, лето 1917 года, Барселона. В Париже только что прошла премьера дягилевской антрепризы – балет «Парад» на музыку Эрика Сати с либретто Жана Кокто, где Хохлова танцевала, а Пикассо отвечал за костюмы и декорации. На репетиции они и познакомились. Чтобы написать традиционное кружево мантильи, он накидывает ей на голову скатерть. По одной из версий, портрет в национальном костюме – способ примирить испанскую маму с невестой-иностранкой.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Стена портретов Ольги – сплошное признание в любви. В июле 1918 года они обвенчались в православной церкви Александра Невского на улице Дарю в Париже, где собиралась белая эмиграция. На портретах она часто грустит и читает письма с новостями из революционной России, куда она никогда не вернется. Пожалуй, Ольге повезло больше других муз горячего испанца: в начале их романа он как раз увлекся классическим искусством, и ранние портреты и ее, и сына не просто узнаваемы, но и местами соперничают с Энгром.

Напротив Ольги в Белом зале Пушкинского – стена, посвященная их сыну Полю. Нежность захлестывает и достигает апогея, так что впору удивиться – Пикассо ли это.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Финал истории – в дальнем зале за галереями. В 1927 году в жизни Пикассо появляется юная Мари-Терез Вальтер, а заодно – и кратковременный интерес к сюрреализму. Нежная дева на пляже занимает все его мысли. Отношения с Ольгой ухудшаются, а после рождения у Мари-Терез и Пикассо дочери Майи, разрываются вовсе. Брак их, впрочем, сохранялся еще двадцать лет до смерти Ольги – Пикассо не хотел делить картины и растущие доходы, как неосмотрительно указал в контракте в самом начале.

Перенос эмоций на холст в случае с Пикассо – не метафора, а «Поцелуй» – едва ли не самое жуткое изображение нелюбви в живописи. Холст за холстом он раздирает ее тело, вытравливая из себя их общее прошлое. Она – женщина со стилетом, тореадор, убитый быком на корриде, мертвая белая лошадь, которую чудище-Минотавр выносит из пещеры и увозит прочь на античной телеге вместе с ее жеребенком. Минотавр – его новое альтер эго. Вся серия гравюр и рисунков с ним – торжество эроса и жесткой первобытной мужской силы, которую вряд ли стоит показывать детям.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Еще один экспонат на выставке заслуживает обязательного внимания – дорожный сундук Ольги, в котором многие годы хранились самые дорогие для нее вещи – письма, фотоснимки, русская Библия, театральные программки, пуанты – все, что возвращало ее в то время, когда она жила рядом с Пабло. Разобрать сундук довелось уже ее внуку Бернару Руису-Пикассо (основателю музея Пикассо в Малаге и сокуратору экспозиции). От него на выставке буквально шаг до экрана, где крутится старая кинопленка. Там Ольга смеется и танцует, великий Пикассо ходит в шортах и маленький Поль играет на пляже.

Выставка проходит в главном здании ГМИИ им. А.С. Пушкина с 20 ноября по 3 февраля.

Ирина Осипова

21 ноября, 2018