Хитовая зарубежная программа «Золотой маски»

Помимо конкурсной программы, у фестиваля «Золотая маска» есть и другие – например, небольшая, но мощная зарубежная, которую объявили на прошлой неделе. В этом году она делится на две части – весеннюю и осеннюю. Весной запланированы гастроли двух известных европейских режиссеров: одного у нас прекрасно знают (и любят!), а с другим еще предстоит познакомиться. Театральный критик Антон Хитров объясняет, почему их обязательно стоит увидеть.

«Знакомые чувства, смешанные лица»

Компания: «Фольксбюне», Германия
Кто поставил: Кристоф Марталер

Фото: goldenmask.ru

Марталер – это классик. В мировом театре таких самобытных и высококлассных режиссеров, может, пять человек. Типичный спектакль швейцарца сложно классифицировать в старых терминах. Это не драма и не опера, хотя там и поют, и разговаривают. Литературная основа необязательна, сюжет как таковой – в общем-то, тоже. Марталер – музыкант по первой специальности, и музыка – чуть ли не самый важный элемент его театра, причем какого-нибудь Шуберта он запросто совмещает с эстрадой.

«Знакомые чувства, смешанные лица» – уже шестая работа режиссера, которая побывает в Москве. А еще это его последняя постановка в знаменитом берлинском театре «Фольксбюне». Марталер сотрудничал с этой площадкой, пока ей руководил другой европейский мэтр Франк Касторф, а в 2017 году покинул ее вместе с остальной командой – это был, возможно, самый громкий театральный скандал 2010-х. Сегодня спектакль существует сам по себе, независимо от «Фольксбюне». Эту предысторию приходится рассказывать, потому что работа, которую вот-вот покажут в Москве, задумана как прощание – недаром там разбросаны отсылки к хрестоматийной постановке Марталера с хлестким названием «Убей европейца».

В просторном музейном зале – смена экспозиции. Судя по светло-серым прямоугольным отметинам, со стен совсем недавно сняли картины. Работник музея долго, в одиночку выкатывает на тележке новые экспонаты – одни в деревянных ящиках, другие в простыне или пленке. Это люди. Немолодые, в старомодных костюмах, в общем, ровно такие, какими должны быть обитатели музейных закромов. Кто-то, освободившись из футляра, начинает жаловаться, кто-то стоит и молча смотрит в зал. Пианиста распаковывают вместе с роялем, уже готового аккомпанировать общему пению (без этого Марталер не Марталер).

В принципе, чтобы оценить эту вещь, не нужно ничего знать о «Фольксбюне» и старых работах режиссера, потому что самое ценное в ней – исключительный, невиданный перфекционизм швейцарца. Это тот редкий спектакль, где идеально все: пространство, кастинг, мизансцены, гэги, музыка, вообще ритм действия, костюмы и даже мебель.

18 и 19 апреля в Театриуме на Серпуховке

«Три сестры»

Компания: Театр Базеля, Швейцария
Кто поставил: Саймон Стоун

Фото: goldenmask.ru

Саймон Стоун – молодой режиссер из Австралии, страшно востребованный в Европе, но не слишком известный в России: у нас показывали только один его спектакль – «Йерму» по Федерико Гарсиа Лорке – и то лишь в кино, а не на сцене. Но это только пока. В мае москвичи посмотрят сразу две работы режиссера: Чеховский фестиваль привозит австрийско-швейцарскую копродукцию «Йун Габриэль Боркман» с Мартином Вуттке в главной роли, а «Золотая маска» – швейцарских «Трех сестер».

У нас этот текст ставят постоянно – одних только удачных спектаклей хватило бы на программу целого фестиваля! Но до сих пор не появлялось ничего похожего на версию Стоуна. Дело в том, что технически это не совсем Чехов: в театре Базеля «Трех сестер» полностью переписали под сегодняшние реалии. Мы видели, как персонажей разных чеховских пьес переселяют из усадеб конца позапрошлого века в современный, а то и советский быт, например, у Константина Богомолова или Тимофея Кулябина, но чтобы совершенно поменять саму историю – такого наши режиссеры еще не пробовали. Пробовали с Ибсеном, Уайльдом, Лермонтовым, Достоевским, даже с Пушкиным и Шекспиром – только не с Чеховым. Слишком большой авторитет.

Хотя задача дико любопытная – адаптировать чеховских героев и чеховские сюжеты к современной жизни. Вот что сейчас аналог вишневого сада? Или о чем мечтал бы Треплев из «Чайки», не о литературе же?

У Стоуна получилось убедительно. Нет военной бригады, нет городской усадьбы, нет мечты о Москве, нет финальной дуэли. Есть ужасно стильный европейский летний домик, компания соседей, планы на отпуск в Штатах и один-единственный военный с табельным пистолетом, который по знаменитому чеховскому принципу должен выстрелить – и действительно выстрелит, но иначе, чем в пьесе. Конечно, чтобы заменить погорельцев на беженцев, одного героя сделать наркоманом, а другую – лесбиянкой, не нужно выдающейся фантазии – все это просится само. А вот умело переделать ключевые конфликты под сегодняшнюю психологию – совсем другое дело. И это как раз самое интересное в швейцарском спектакле. Правда, замысел работает, только если зрители хорошо помнят первоисточник: иначе нововведения невозможно оценить.

1 и 2 мая в Московском театре им. Пушкина

25 февраля