5 спектаклей для любителей русского авангарда

Театральный критик Антон Хитров – о лучших московских постановках, вдохновленных Малевичем, Родченко и Мейерхольдом.

«Слон»

Фото: moscowtyz.ru/Елена Лапина

Где: в МТЮЗе
Кто поставил: Генриетта Яновская
Что это: Худрук одного из лучших московских театров выкопала где-то сатирическую пьесу 30-х годов – о жадном крестьянине, который нашел клад и не хочет делиться с колхозом, – и превратила в трагикомедию о маленьком человеке и власти.

«Слон» – это буффонада, но самого высокого класса. В театре часто путают гротеск и кривлянье, но настоящий гротеск играть еще сложнее, чем живых людей. Зритель должен верить, что ваш герой реален, при том, что он говорит и ведет себя не как нормальный человек. Актеры МТЮЗа делают это виртуозно. Наверное, так должна была выглядеть итальянская комедия масок.

При чем тут авангард: Пространство спектакля проектировал великий театральный художник Сергей Бархин. Идеи он искал у конструктивистов – тех, кто придумывал облик молодой советской России: декорация похожа на рабочий клуб Александра Родченко, а надписи на костюмах колхозников напоминают плакаты того времени.

Большая вывеска «Известия» над сценой никак не связана с сюжетом: это просто отсылка к конструктивистскому зданию «Известий» в паре кварталов от МТЮЗа. Его построил дед художника, архитектор Григорий Бархин.

3 и 30 марта

«Хармс. Мыр»

Фото: gogolcenter.com

Где: в «Гоголь-центре»
Кто поставил: Максим Диденко
Что это: Самый странный и самый стильный столичный мюзикл по стихам и рассказам Даниила Хармса – писателя, который стал лицом литературы абсурда в России. Акробаты, клоуны, жонглеры, фантастически красивые мизансцены, отличный саундтрек Ивана Кушнира – в общем, идеальное шоу, которое и на Бродвее не стыдно показать.

При чем тут авангард: Почти все спектакли Диденко ссылаются на раннее советское искусство – поэзию, графику, живопись, театр и кино. Но в мюзикле по Хармсу этого особенного много.
Во-первых, сам писатель принадлежит к авангардной литературе. Во-вторых, декорации Павла Семченко с их простой геометрией, разноуровневым полом и шведскими стенками легко вообразить в какой-нибудь постановке Всеволода Мейерхольда, а костюмы Анис Кронидовой напоминают наряды крестьян на картинах Малевича. Наконец, актер-циркач, безупречно владеющий телом – идеал авангардного театра, который Диденко не без успеха попытался воплотить в жизнь с учениками Кирилла Серебренникова.

В ближайшие месяцы спектакля нет, следите за афишей

«Идиот»

Фото: theatreofnations.ru/Ирина Полярная

Где: в Театре наций
Кто поставил: Максим Диденко
Что это: Принято думать, что Достоевский – материал для психологического театра. В общем-то, так и есть – спектакли Льва Додина и Камы Гинкаса это подтверждают. Но Диденко решил подступиться к классику с неожиданной стороны и пересказать «Идиота» на языке клоунады.
Из-за компьютерной графики, масок и разноцветного грима постановка напоминает какой-то независимый фестивальный мультфильм, только вместо нарисованных фигурок – живые люди. Мышкина играет Ингеборга Дапкунайте – здесь он похож на грустного мима из фильма «Дети райка».

При чем тут авангард: Любовный треугольник из романа Диденко уподобил классическому трио комедии масок: Мышкин – это Пьеро, Рогожин – Арлекин, а Настасья Филипповна – Коломбина. Этот жанр очень увлекал режиссеров авангарда – Всеволода Мейерхольда, Евгения Вахтангова, Александра Таирова: они видели в нем альтернативу реалистическому театру, который в то время многим казался не самостоятельным искусством, а «придатком» литературы. Арлекин, Пьеро и Коломбина появлялись в знаменитом спектакле Мейерхольда «Балаганчик» по пьесе Александра Блока.

28 и 29 марта

Opus №7

Фото: sdart.ru

Где: в «Школе драматического искусства»
Кто поставил: Дмитрий Крымов
Что это: Типичный ранний Крымов. Мнимо наивный и бесконечно изобретательный «театр художника», созданный из подручных вещей: картона, краски, рваных газет и старой одежды. Сюжета в строгом смысле здесь нет, образы связаны ассоциативно. Первая часть под названием «Моя родословная» – визуальная поэма об истории европейского еврейства, вторая, «Шостакович», – пантомима о художнике, которого власть задушила в объятиях.

При чем тут авангард: Вторая часть спектакля – не только о композиторе Шостаковиче, но и в целом о судьбе советских авангардистов. Трехметровая Родина-мать вышагивает по сцене, поддерживаемая кукловодами, и палит из револьвера по фотографиям – а тех, на кого не хватило патронов, насаживает на громадные ордена, как бабочек.

В ближайшие месяцы спектакля нет, следите за афишей

«Время, которое»

Где: в библиотеке Союза театральных деятелей
Кто поставил: Семен Александровский
Что это: Почти детективная пьеса преуспевающего молодого драматурга Аси Волошиной об эмигрантке-фотохудожнице, которая старается восстановить биографию репрессированной прабабушки. Поиски приводят ее в московскую библиотеку, где чудом уцелел прабабушкин дневник.
По сути «Время, которое» – радиоспектакль, но с кое-какими особенностями. Первое: к нему прилагается фотоальбом. Второе и главное: слушать его нужно в определенном месте – в читальном зале библиотеки СТД. Чтобы получить альбом и плеер с наушниками, нужно найти в каталоге карточку «Время, которое» и заполнить заявку библиотекарю – как на книгу.

При чем тут авангард: В основе проекта – реальная история о библиотекарях ВТО (теперь СТД), которые, рискуя жизнью, спасли архив Мейерхольда сразу после его ареста. Прабабушка главной героини училась на театроведа в ГИТИСе – а дневник начала вести как раз тогда, когда режим ополчился против авангардного театра. Спектакль – о том, каково это, когда любовь к искусству становится запретной любовью.

Ежедневно, кроме выходных

27 февраля