Почему доброе слово приятно не только собаке

Почему доброе слово приятно не только собаке

Журналистка Маргарита Журавлева и ее самоед Лев Семенович снова рассуждают о жизни в большом городе. На этот раз о том, почему нам стоит чаще говорить друг другу комплименты, ведь на самом деле каждый из нас иногда нет-нет да и хочет услышать, что он хороший мальчик или девочка. Ну а потренироваться как раз лучше всего на собаках.

У меня очень красивая собака. Вернее, правильнее будет сказать: я считаю, что все собаки очень красивые. Но моя не только красивая, но и заметная. И если бы полтора года назад кто-нибудь показал мне Льва, я бы сильно удивилась. На улице на него обращают внимание девять человек из десяти. И раньше это бы причиняло мне сильный дискомфорт.

В марте этого года мне написала знакомая из соседнего дома с вопросом, не хочу ли я взять ее собаку на пару дней, пока она будет где-то в Европе. Конечно, я согласилась, потому что в тот момент тоже думала о том, чтобы завести какое-то домашнее животное. Ну и тем более собака просто невероятная – русская борзая по имени Метель.

Почему доброе слово приятно не только собаке

Фото: личный архив

Почему доброе слово приятно не только собаке

Фото: личный архив


До приезда Метели я не знала, кого я хочу завести: кошку или собаку. Я их люблю одинаково, как и всех остальных хорьков, тушканчиков, попугайчиков и прочих. В собаководстве меня смущала необходимость выходить на улицу два раза в день в более-менее определенное время. Тогда мы уже перешли на работу из дома, и часто я обнаруживала себя в районе пяти вечера с ноутбуком в кровати, ответившей уже на пару десятков писем, но при этом в пижаме и еще не выпившей кофе, не говоря уже про завтрак.

Честно говоря, это казалось мне каким-то моим профессиональным преимуществом: я практически всегда на связи, всегда думаю о работе. И я опасалась, что собака может нарушить мой не очень здоровый, но налаженный режим. Но два дня с собакой могли стать хорошим тестом, подумала я. Хозяйка Метели привела ко мне собаку рано утром, мы легли еще поспать – Метель немедленно залезла в кровать и уснула, прижавшись ко мне. Эти два дня мы провели вместе очень комфортно и весело: много гуляли вдвоем и с моими друзьями. И вот тут случилась, мягко говоря, неожиданная для меня вещь.

Я в общем-то не люблю внимание от незнакомых людей. Последние несколько лет я одеваюсь почти всегда в черное, по улице хожу в темных очках и в наушниках, даже если не слушаю музыку, и держу, как говорят мои знакомые, лицо кирпичом, что многие считывают как нежелание общаться. Но прохожие в основном смотрели на Метель с восторгом, некоторые даже просили с ней сфотографироваться. И мне это, прямо скажем, нравилось. Важно понимать, что собаки породы русская борзая не то чтобы незаметные: так просто не бывает, чтобы кто-то на улице не обратил внимания на эту собаку – огромную, белую, как будто бы двухмерную (борзые большие, но очень узкие). Они похожи на пришельцев из космоса – это, наверное, самое точное сравнение.

Через два дня хозяйка собаки вернулась в Москву, но сразу же попала в больницу, поэтому предложила мне оставить у себя Метель еще на несколько дней. В итоге мы прожили вместе почти две недели.

Переломный момент случился, когда я вышла на улицу без собаки. Я осознала, что иду, выпрямив спину и улыбаясь прохожим. А они улыбаются мне. Я не делала так лет пять, наверное. Не буду посвящать вас в те темы, которые я обсуждаю на психотерапии, но смысл в том, что внимание всегда казалось мне опасным. Таким образом, Метель довольно быстро убрала этот мой внутренний блок. И это было вау. Я полюбила смол-токи с прохожими, продавцами в магазине, водителями такси и со всеми остальными, с кем ты не собираешься обсуждать свои проблемы из детства, но можешь просто пожелать хорошего дня.

Почему доброе слово приятно не только собаке

Фото: личный архив

Почему доброе слово приятно не только собаке

Фото: личный архив

А еще я поняла, что жизнь с собакой структурирует день: ты больше не можешь лежать в кровати с ноутбуком до вечера, потому что ей как минимум нужно в туалет. А вечером ты тоже уже не можешь не выйти на улицу хотя бы просто из уважения к ней. Таким образом, у моего рабочего день появились границы: дела начинаются после первой прогулки и заканчиваются перед второй. И еще важный момент: Метель обратила мое внимание на самоедов. Она любит далеко не всех собак; если ей неинтересно, то она держится высокомерно. Но хаски, маламуты и самоеды – это ее любимые собаки. Однажды мы шли по Тверской, и у «Республики» она заметила самоеда и буквально сошла с ума от восторга, начала прыгать и приглашать ту собаку поиграть.

То, как у меня появился Лев, – отдельная история, которую я обязательно вам расскажу, но получается, что еще перед его переездом ко мне я уже сильно больше была готова к вниманию на улице. Сначала я просто улыбалась, когда люди рассматривали Льва и говорили что-то вроде «какая невероятная собака». Потом я стала говорить «спасибо». Сейчас я отвечаю: «Спасибо, мы очень стараемся», — потому что как минимум правда стараюсь сделать жизнь Семеныча комфортной и веселой.

На следующий этап я перешла в начале лета. Мы с собакой шли по улице, навстречу шел мужчина лет 60 в огромных, невероятно стильных очках – я бы сказала, что он был похож на модель, которая только что сбежала с показа Balenciaga или как минимум с ультрамодной вечеринки, хотя было только 11 утра. Сейчас я думаю, что это наверняка был какой-нибудь известный музыкант или диджей, которого я не узнала. В общем, на мой комплимент он широко заулыбался и сказал: «Большое спасибо, у вас роскошная собака, хорошего вам дня!» И это было так прикольно. Оказалось, что в этом нет ничего страшного – сказать человеку какой-то комплимент. Потом я сказала «вау, как стильно вы одеты» мужчине в ярко-голубых трениках. Потом что-то подобное женщине в шелковой чалме. Потом кому-то еще. То есть я поймала кайф от того, чтобы говорить людям что-то приятное – комплименты, которые раньше меня так пугали. Люди радуются так, как будто я решаю за них какую-то маленькую, но неприятную проблему, и идут дальше по своим делам, улыбаясь. Хотя ясно, конечно, что никакую проблему я не решаю.

В детстве я не понимала вопрос «Что вам больше нравится: дарить подарки или получать их?» – «Что за глупость! Как это можно сравнить? Конечно же получать». А потом со временем я начала испытывать невероятный восторг и удовлетворение, когда придумывала, что подарить человеку такое, чтобы это было именно для него. Так же и с комплиментами: замечаешь у кого-то что-то крутое, говоришь ему об этом – и вам обоим становится хорошо.

В середине лета мы шли со Львом ночью домой, а навстречу шли два молодых человека. Один из них сказал: «Какая красивая собака!» — и я, уже как обычно, с улыбкой ответила: «Спасибо, мы очень стараемся». А после второй сказал: «И вы тоже очень красивая». Я на автомате ответила с улыбкой «спасибо». Не знаю, насколько вы сможете меня понять, но эта ситуация была для меня немыслимой полтора года назад. Думаю, что раньше я испытала бы леденящий душу ужас от одной только мысли, что какой-то мужик на улице мне скажет, что я очень красивая. Постепенно такого внимания становится все больше как ко мне и Левчику, так и от меня – к другим.

А еще, кажется, я теперь играю в такую игру: когда вижу человека на улице, рассматриваю его и думаю, какой комплимент я бы сказала. Разумеется, я не говорю их постоянно – я же все-таки не городская сумасшедшая, сообщающая всем, какие у них клевые штаны, очки или духи. Хотя почему сумасшедшая? Может быть, в нашем городе было бы сильно приятнее жить, если бы мы все чаще говорили друг другу комплименты.

Звездные новости, рецепты столичных шеф-поваров и последние тренды — на «Дзене»

Подписаться