Реставрация Английского клуба: проиграл состояние Пушкин, обедала вся Москва

После реставрации в знаменитом доме со львами на Тверской открывается Английский клуб, который находился здесь до 1917 года. В его гостиных бывали Пушкин, Грибоедов, Толстой и весь цвет тогдашнего общества – правда, только мужчины. Отреставрированные залы будут доступны со 2 апреля, здесь будут проходить экскурсии и литературные вечера, а со временем обещают организовать обеды с блюдами по историческим рецептам. Вспоминаем историю здания и нравы клубных завсегдатаев.

Фото: Агентство «Москва»/Сергей Киселев

История дома со львами

Особняк на Тверской, в котором сейчас находится Музей современной истории России, построен в конце XVIII века. Здание несколько раз меняло владельцев, а с ними и облик – окончательный свой вид оно приобрело при последнем хозяине, графе Льве Кирилловиче Разумовском в начале XIX века. В 1812 году особняк находился «на ремонте», это его и спасло – французов, вошедших в Москву, здание, находившееся в разрухе, не заинтересовало. Год спустя особняк начали восстанавливать по проекту знаменитого архитектора Доменико Жилярди (он вообще много работал над «ремонтом» послепожарной Москвы, в том числе реконструировал колокольню Ивана Великого в Кремле и здание университета на Моховой), и к 1818 году дом был закончен – фактически, в том виде, в котором знаком нам сегодня. После смерти графа Разумовского здание какое-то время пустовало, а в 1831 году в него заселился Московский Английский клуб. Элитное заведение находилось здесь более 80 лет, вплоть до Октябрьской революции.

Последняя перестройка особняка произошла уже после утверждения Советов, когда в нем разместился Музей революции. В 1940 году при расширении улицы Горького, как тогда называлась Тверская, два флигеля здания, выступавшие к улице, были обрезаны на 20 с лишним метров – так гостиная, представленная после реставрации, сократилась до нынешних размеров. С задней стороны дома были пристроены новые корпуса, ради этого пришлось снести пандус с вазами, который раньше вел от каминной на втором этаже в сад.

Что осталось от Английского клуба

Фото: Агентство «Москва»/Сергей Киселев

Элитарный Английский клуб занимал почти весь особняк на Тверской, небольшая часть помещений сдавалась внаем. На второй этаж гости поднимались по мраморной лестнице, сохранившейся до сих пор. За встречавшим их аванзалом находились несколько гостиных, парадная столовая, в которой проводились праздничные обеды (например, здесь чествовали моряков с крейсера «Варяг»), каминный зал. Их интерьеры были восстановлены не так давно, и теперь в них располагается экспозиция музея.

Восстановленный Английский клуб занимает только две комнаты – малую гостиную и читальню, в которой когда-то находилась библиотека с более чем пятью тысячами фолиантов, и это без газет и журналов (кабинет еще называли «газетной»). Книги из библиотеки, считавшейся одной из самых богатых в Москве, не сохранились, но роскошный интерьер – с мраморными колоннами, лепниной и расписным сводчатым потолком – восстановили, и обещают добавить и обстановку – от глубоких кресел и шкафов до воссозданных по историческим эскизам зеленых штор и светильников. Для наглядности на стене оставили полосу со слоями, раскрытыми во время реставрации – можно увидеть, в какие цвета был покрашен кабинет на протяжении XIX века.

Отреставрированная малая гостиная, идущая за библиотекой, будет больше похожа на музей: рядом с историческим зеркалом, принадлежащим Разумовским, в ней разместят экспозицию об истории Английского клуба с одеждой и документами того времени.

Клуб, известный всему московскому высшему свету (найти другой такой можно было только в Петербурге), остался в литературе и воспоминаниях XIX века. Ворота со львами упоминаются в «Евгении Онегине» Пушкина и «Горе от ума» Грибоедова, старшиной Английского клуба Толстой делает старого графа Ростова в «Войне и мире». Внутреннее убранство описывал Гиляровский, а Карамзин называл его центром общественного мнения Москвы.

Как был устроен Английский клуб

Рассказывает старший научный сотрудник музея Александр Фролов:

Английский клуб был джентельменским – женщин в него не пускали. Шутили, что единственными, кому позволялось находиться в его стенах из женского пола, были поддерживающие потолок кариатиды.

Фото: Агентство «Москва»/Сергей Киселев

Стоимость членского билета менялась с течением времени, в середине XIX века она составляла 75 рублей в год – сумма немалая, но не заоблачная, которую дворянин средней руки мог осилить. Но заплатить было недостаточно – надо было пройти «баллотировку», выборы в члены клуба. Число желающих вступить в него было гораздо больше 600 мест, которыми он располагал. Из-за этого в некоторых семьях вписывали отпрысков в очередь на место в клуб с самого детства.

Клуб работал ежедневно с раннего утра до часу ночи, после чего здание приводили в порядок. В рабочие часы любой член клуба мог прийти сюда и найти занятие по душе: можно было играть в карты или биллиард, беседовать, читать, отдыхать или даже спать – для этого были выделены специальные диваны. Кроме того, можно было в клубе и подкрепиться. Завтраки были бесплатными для всех членов, но из-за раннего часа немногие пользовались этим предложением. Обеды, уже за плату, проводились не каждый день, торжества в парадной столовой устраивались в честь знаменательных событий – от военных побед до 300-летия Дома Романовых. Клуб славился своей кухней – работать в нем приглашали лучших поваров, при этом только вольных – крепостных не допускали.

В час ночи клуб закрывался, но для игроков в карты делалась поблажка – они могли остаться и в более позднее время, правда, за пользование залами надо было заплатить штраф. Он начинался с небольшой суммы, но удваивался каждые полчаса и под утро составлял приличную сумму.

Фото: Агентство «Москва»/Сергей Киселев

Одним из главных развлечений в клубе были игры – ради них сюда приходили и профессиональные игроки, и любители. Дозволялось устраивать партии во всех помещениях, кроме библиотеки, самого красивого зала. По играм комнаты и получали свои названия: та, куда приходили ради разговоров и делали малые ставки, называлась «детской» – конечно, детей там не было, но суммы были небольшими. Серьезные игроки собирались в «инфернальной» или «адской» комнате. Там проигрывали огромные суммы – тысячи рублей, что в пересчете на наши деньги примерно равняется миллионам. Сохранились воспоминания, что однажды Пушкин проиграл в клубе 24 тысячи рублей – по тем временам целое состояние.

Тех проигравшихся, кто не имел возможности заплатить долг сразу, исключали из клуба. Имена провинившихся членов заносили на «черную доску», находившуюся в аванзале, через который заходили в клуб его гости – это было постыдно, но довольно строгие законы клуба исполнялись неукоснительно.

Екатерина Загвоздкина

26 марта