От «Брата» до Ренаты: кто одевает киногероев и как работать с режиссерами

В феврале вышли сразу два фильма — «Северное сияние» и «Конек-горбунок», — в которых художником по костюмам выступила Надежда Васильева. За годы своей карьеры она успела поработать в разных знаменитых проектах: от «Брата» и «Матильды» до «Мастера и Маргариты». В эфире «The City. Говорим» она рассказала, много ли в сказочных кинокостюмах от современной моды, в чем гений ее мужа Алексея Балабанова и каково работать с Ренатой Литвиновой.

О работе над «Коньком-горбунком»

Олег Погодин (режиссер фильма «Конек-горбунок». — Прим. ред.) — человек непростой, но он умеет работать с артистами. Вначале у нас был большой подготовительный период, и все на нем ругались. Много народу собиралось два раза в неделю за столом, и каждый гнул свою линию. Каждый хотел доказать, что у него что-то больше — наверное, голова. Сергей Сельянов (продюсер фильма) хлопал одной рукой по столу, Погодин — другой, а Александр Горохов (продюсер) хлопал двумя руками. И все они, как лебедь, рак и щука, расходились, но потом все-таки вытянули телегу — сделали фильм, который можно смотреть.

Русская сказка и западное кино

В «Коньке» намек на современную моду, конечно же, есть. Мы решили, что за основу мы возьмем то, как делали костюмы в старину, в деревнях, и на ней будем делать современную трактовку. Например, русский народный кокошник делали правильно — со всеми слоями, тканями, прошивками, но на нем мы выстраивали картинки, которые понятны современному ребенку.

От «Брата» до Ренаты: кто одевает киногероев и как работать с режиссерами

Кадр из фильма «Конек-горбунок»


Я люблю сказки, смотрю все, которые выходят, но в России их как будто вообще нет. По крайней мере, хотелось бы больше. Я, например, помешана на «Гарри Поттере», смотрю его по четыре раза в год. Вот был бы и у нас свой!

О гении Балабанова

После больших картин я была на небольшой — режиссеров Наташи Меркуловой и Алексея Чупова. Бюджет был значительно меньше, но мне понравилось! Балабанов, например, снимал кино за три копейки. И когда хотел снять дорогое кино, Сельянов ему говорил: «Дорогое кино любой снимет, а ты — единственный режиссер, который может снять копеечное, за 21 съемочный день, со сценарием из 14 листочков». Когда живешь с таким человеком, воспринимаешь мир совершенно по-другому.

Леша в каждой мульке искал правду жизни — это было очень интересно. Интересно было и с ним самим — он все время что-то придумывал. Леша научил меня очень многому, в том числе и в подходе к костюмам. Он все чувствовал, даже нитки — если они не правдивы. Таких больше нет. Леша — отдельная субстанция, инопланетянин, ангел, он другой.

Про Ренату Литвинову

Рената мне досталась в наследство от мужа, раньше я знала ее совсем с другой стороны. Она очень любила Лешу, а Леша обожал ее. Когда они встречались, Леша уводил ее в отдельную комнату и они о чем-то щебетали, как неразлучники. У них были свои отношения: Рената к нему относилась нежно, как родная мама, а он любил с ней беседовать о том, какую часть тела она может показать в следующем его фильме. Я присутствовала при этом и прониклась к ней большой нежностью и теплотой, а потом мы стали работать вместе.

От «Брата» до Ренаты: кто одевает киногероев и как работать с режиссерами

Кадр из фильма «Северный ветер»

Я знаю, что режиссер должен свирепствовать на площадке, а если он мягкий и пушистый, то у него ничего не выйдет. Поэтому приходилось терпеть многие вещи. Например, вечером что-то понравилось, а с утра на съемке все оказывается плохо, надо переделывать. Я знаю, какой кровью дается режиссерам то время не на площадке — он не спит, не ест, ни на секунду не забывает. Все время идет работа в мозгу, и что там творится — никто не знает.

Демна Гвасалия и условия

Договариваются люди обычно на берегу. И если потом они начинают строить физиономию, то это говорит об отсутствии мозга. Рената в самом начале сказала: «Не бойся, иди ко мне на картину, меня будет одевать Демна» (Демна Гвасалия — креативный директор модного дома Balenciaga. — Прим. ред.). Я пришла — значит, я приняла ее условия. Никакой обиды здесь быть не может — это глупо.

Родственные души и герои

Есть очень много хороших профессионалов — Борисов, Петров, Деревянко, Шанин. Есть и старая гвардия замечательных артистов. Но героя — такого, чтобы вся страна встала и пошла за ним, как это было с Бодровым, я наблюдала это так явно — нет. В нем было что-то необыкновенное, как и в Леше.

Я не боюсь кого-то обидеть, просто считаю, что все люди разные. У меня есть родственные души — Учители (Алексей и Илья Учители. — Прим. ред.). Я нежно полюбила Наташу Меркулову. Есть еще один сумасшедший — Рустам Мосафир, чудесный парень, очень энергичный, но он использует больше одного стакана крови на весь фильм — для меня это много.

Текст: The City

26 февраля

Новости

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City