Не так страшен черт: в прокате «Хеллбой»

Кинокритик Егор Москвитин объясняет, чем третий фильм про героя комиксов Хеллбоя отличается от двух предыдущих.

Фото: MEGOGO Distribution

Этот четверг для «Хеллбоя» – все равно что утро стрелецкой казни (хоть герой и шутит, что он Козерог): не успел фильм выйти, а сайт RottenTomatoes уже отчитался, что картина понравилась лишь 13 процентам рецензентов. Пока что речь идет только о беспощадных американских журналистах, но и российские настроены скептично. В нашей стране предварительного показа для прессы не было, что обычно свидетельствует о неуверенности студии. Зато это сподвигло критиков на хождение в народ – на первые, полуночные сеансы. И реакция зрителей вокруг – самых преданных фанатов вселенной – стала лучшим доказательством того, что с фильмом не все так уж и плохо.

Главное – забыть о предыдущих экранизациях от Гильермо дель Торо. Сделать это будет непросто: мексиканский режиссер – человек с особой оптикой, и даже «Франкенштейна» Мэри Шелли он описывает как лучшую в мире сказку об обманутом ребенке. С «Хеллбоем» – брутальным комиксом Майкла Миньолы – он поступил ровно так же. Увидел в конфликте бесенка со своим инфернальным происхождением драму отвергнутого дитя. И нафантазировал, что, повзрослев, герой все так же будет болезненно искать чужую любовь. Хеллбой у дель Торо стал лирическим персонажем, которым движут страх быть отвергнутым и мечта о семье. Он изгой, он не уверен в себе, он нуждается в одобрении тех, кто его использует, и он не знает, как пригласить понравившуюся девушку на свидание. Если бы вместо двух отпиленных рогов у него на лбу красовались юношеские угри, фильм бы даже не изменился. Кульминацией страданий отверженного мордоворота стало исполнение песни Барри Манилова вместе с подвыпившим другом-ихтиандром – прекрасная сцена, которая переживет оба фильма.

Видео: YouTube / Megogo Distribution

Новому фильму не до любви и не до соплей – он гораздо ближе к комиксу, использовавшему фэнтези не ради того, чтобы извлекать мораль, а ради того, чтобы пугать читателя бредовыми сюжетами. Когда-то давно Король Артур разрубил на шесть кусков ведьму Нимуэ (ее играет Милла Йовович), спрятал части ее тела в разные сундуки и тем самым остановил войну между чудовищами и людьми. Но у ведьмы был терпеливый слуга – огромный боров-садист – который спустя полторы тысячи лет почти собрал свою хозяйку, как пазл. Теперь на мир надвигается апокалипсис, и первым от лап монстров пострадает Лондон. Слабая (действительно слабая) интрига фильма заключается в том, какую роль сыграет в этой войне Хеллбой – огромный красный дьявол с подпиленными рогами, который вечно хочет блага и вечно совершает черти что.

Фото: MEGOGO Distribution

Новый актер Дэвид Харбор (шериф из сериала «Очень странные дела») – пока что не такая величина, как легендарный Рон Перлман. Но зато его участие в фильме автоматически обозначает Хеллбоя как ворчливого аутсайдера и ранимого добряка, притворяющегося суровым парнем. Дело в том, что точно так же Харбор ведет себя и в других ролях, и на встречах с фанатами на каком-нибудь ComicCon. Так что работу над лирическим образом сценаристы передают актеру – и он справляется с ней быстро и эффективно. Другие участники ансамбля – тоже звезды не первой величины. Иэн Макшейн, играющий земного отца-воспитателя Хеллбоя, параллельно блистает в качестве Всеотца-Одина в сериале «Американские боги». Дэниел Дэ Ким в роли ворчливого спецназовца – симпатичный актер, так и не ставший большой звездой после телевизионной саги «Остаться в живых». Юная Саша Лейн в образе хулиганки-экстрасенса – привет всем поклонникам независимого американского кино: от девушки который год без ума фестиваль в Торонто и «Санденс». А Милла Йовович здесь дурачится и смеется над собой так, как умеет только она. В одной из сцен она сидит перед телевизором и переключает пульт рукой, оторванной от тела. А ее отрубленная голова сыпет остроумными проклятиями. И да, рейтинг фильма 18+ позволяет режиссеру напомнить зрителям, что перед ними не абы кто, а секс-символ коммерческого кинематографа XXI века.

Сам Нил Маршалл, может быть, и не такой романтик, как Гильермо дель Торо, зато он знает толк в черном юморе. Предыдущие работы режиссера – это отборный треш для киноманов, которым посчастливилось не подцепить вместе с насмотренностью высокомерие. Среди его фильмов – дилогия отличных триллеров «Спуск», воспевавших сильных духом женщин до того, как это стало общим местом, в меру удачный боевик про римлян «Центурион» с рычащими Майклом Фассбендером и Ольгой Куриленко. И выдающийся ужастик «Псы-воины», в котором британский спецназ сходился стенка на стенку с шотландскими оборотнями, а в перерывах между боями пил чай и обсуждал футбол. И дурной, но все равно стильный постапокалиптический боевик «Судный день», пытавшийся переплюнуть разом и «Безумного Макса», и «Побег из Нью-Йорка». Да, ничего не вышло, зато Маршалла стали звать ставить самые сложные эпизоды «Игры престолов». На съемках сериала он доказал, что умеет творить чудеса со скромными бюджетами. Этим же он занимается и в «Хеллбое». Несмотря на все производственные ограничения, монстры в фильме выглядят и убедительно, и сюрреалистично. В чем-то Маршалл бесстыже повторяется: его чудовища то ли сошли с картин Босха, то ли сбежали из «Сайлент-Хилла», то ли выскочили на свободу из видеоигры Hellgate: London. Но некоторые из его идей просятся в вечность, как та песня из предыдущего «Хеллбоя». Например, жуткая Баба Яга с переломанными костями, предлагающая герою отведать борща из младенцев.

Фото: MEGOGO Distribution

Единственная настоящая проблема «Хеллбоя» в том, что он не может разом быть и абсурдной комедией, и настоящим ужастиком, и семейной драмой, и динамичным боевиком. И даже и не думает искать золотую середину. В фильме много выдающихся шуток, но в середине они куда-то исчезают. И быстро привыкший к остроумию зритель не знает, как дальше относиться к происходящему – как к пародии на паранормальный экшен или как к серьезному кино. Неуклюжие лирическая и семейная линии проигрывают сентиментальным сюжетам Дель Торо. А для боевика в фильме чересчур много болтовни – так что «Блэйд 2», поставленный тем же Гильермо дель Торо, балансировал между жанрами куда изящнее. А вторжение сил зла, несмотря на все старания художников (в титрах, кстати, сплошь славянские фамилии – в Восточной Европе спецэффекты делать дешевле), не выглядит как Судный день. Фильм бы и рад причислить себя к старой школе, но и «Терминатор», и «Люди в черном», и «Охотники за привидениями», и «Чернокнижник» пугали куда убедительнее. Правда, и мы тогда были на двадцать лет младше. Возможно, критики ополчились на честный в своей придурковатости фэнтези-боевик категории Б именно за это – за то, что он не смог вернуть их в детство.

Ну что ж, пусть тогда юный зритель рассудит. Это кино для него.

12 апреля