Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

Главных героев в спектаклях «Казанова. Ars Vivendi» и «Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена» сыграли худруки МГТ и МХТ. Креативный продюсер The City Дмитрий А. Быков сходил на оба и столкнул один с другим, чтобы выяснить, кто победит.

Почти одновременно на сцены двух очень разных московских театров вышли их очень разные худруки — оба в пудреных париках. Оба сыграли очень известных и одиозных персонажей, которые жили в разных странах, но в одну эпоху — в XVIII столетии. Имена обоих стали нарицательными: Джакомо Казанова (его исполнил худрук Московского губернского театра Сергей Безруков) и барон Мюнхгаузен (за него взялся свежеиспеченный худрук МХТ имени Чехова Константин Хабенский).

Длительность

Оба спектакля длятся примерно одинаково — 3,5 часа, с одним антрактом.


Связь с Россией

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена»/mxat.ru

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Казанова. Ars Vivendi»

Мюнхгаузен служил в российской армии в чине ротмистра и даже командовал почетным караулом, встречавшим в Риге будущую императрицу Екатерину II.

Казанова же, будучи авантюристом, прибыл к той же Екатерине II с идеей, на тот момент революционной — устроить государственную лотерею. Но императрица ее отвергла.


Постановка

Хабенский к своему актерскому статусу прибавил пост худрука, но на режиссерское кресло не замахивается — спектакль про Мюнхгаузена поставил Виктор Крамер, уже делавший с Хабенским и Юрием Башметом театрально-музыкальный проект «Не покидай свою планету» по «Маленькому принцу» Экзюпери.

Зато Безруков действует без лишней скромности, по принципу «хочешь, чтобы было хорошо, — сделай сам», поэтому он и поставил «Казанову», и стал им.


Костюмы

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена»/mxat.ru

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Казанова. Ars Vivendi»

Мюнхгаузен расхаживает в засаленной рубахе, сапожищах и плаще, который он будто снял с Антона Городецкого из «Ночного дозора». В целом костюмы героев никак особо не привязаны к эпохе, они вполне минималистичны, если не считать обширную шляпу баронессы и шубу бургомистра, от которых оба, впрочем, быстро избавляются. Есть и немного сюрреализма — в виде огромных антропоморфных чаек, которые сопровождают главного героя.

Зато в «Казанове» пышная эпоха правления Екатерины II представлена во всей своей тяжеловесной красе. Видно, что художница по костюмам Анна Матисон (она же, кстати, жена Безрукова) ни в чем себя не ограничивала. Особенно в ширине кринолинов и яркости красок. На сцене развеваются пестрые шали, блещут солдатские шлемы, а сам Казанова в цветастых камзолах и красных очках напоминает Григория Лепса, который решил отправиться на бразильский карнавал.


Декорации

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена»/mxat.ru

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Казанова. Ars Vivendi»

Здесь, наоборот, выигрывает Мюнхгаузен. Вся сцена представляет собой огромную, очень сложную подвижную декорацию, по которой герои бегают, карабкаются, с которой спрыгивают и на которую бесконечно забираются опять. В какой-то момент они даже взмывают вверх на большущем воздушном шаре. Выглядит все крайне впечатляюще.

Постановка Безрукова же несколько скромнее, если не считать огромных саней, которые в самом начале под визг и гиканье выскакивают на сцену, занимая ее целиком. Потом они, правда, исчезают. Зато здесь есть видео, по которому перед началом спектакля транслируются целых два Безрукова в образе Казановы (он иногда подмигивает зрителю), а порой какие-нибудь герои вроде мамы Джакомо.


Юмор

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена»/mxat.ru

Безруков vs. Хабенский, или Казанова против Мюнхгаузена

«Казанова. Ars Vivendi»

В целом спектакль с Хабенским имеет мало общего с историей веселого фантазера. В этой интерпретации мы имеем дело с какой-то явно психической патологией, когда человек, мучая себя и окружающих, не может вести себя иначе, не может не громоздить диких и нелепых выдумок. Очевидно, по мнению авторов, защищаясь таким образом от неприглядности реалий. Поэтому все, что потенциально могло бы быть в спектакле веселым, имеет в итоге горьковатый привкус неминуемой трагедии. Даже когда барон кричит (не помню уже, в связи с чем): «Не надо из жопы делать героя!» (здесь следуют бурные аплодисменты).

Юмор в «Казанове» тоже, прямо скажем, на любителя, но иного толка. Уже в программке есть пугающая фраза: «Холодная Россия и жгучий итальянский темперамент — подобное столкновение заставит зрителей смеяться весь вечер». Видимо, заставлять решили не очень уверенно, так что по-настоящему смешно лишь в паре мест. Например, когда Безруков шутит про стопроцентную рассадку в зале или когда вдруг начинает настоящий стендап с участием зрителей. Это и правда весело и живо. В остальное время смеяться (весь вечер) предлагается над теми же кринолинами, клоунскими ужимками героев, юмористическими падениями и тому подобным.


Итог

«Враки, или Завещания барона Мюнхгаузена» — это большая работа, где в огромной декорации очень хорошие актеры разыгрывают печальный, но предсказуемый финал одного гения. Со сцены произносятся неплохие тексты, составленные из множества работ, в том числе биографий самого Мюнхгаузена. Механизм декорации отлично смазан, все бегают и говорят очень бодро, есть действительно пронзительные моменты — но почему-то все это вместе, как одна картина, не работает. Возможно, причина в том, что в роли самого креативного из баронов, вечно бороздящего просторы безумных фантазий, меньше всего можно представить себе Хабенского. Это главный мискаст спектакля — при всем уважении к Константину Юрьевичу. Темперамент, образ, который он играет, дается ему с трудом, слишком большим, чтобы можно было его не заметить.

«Казанова. Ars Vivendi» — это, как пишут в программке, «юмористический спектакль», который, впрочем, должен заставить задуматься, так ли прост герой на самом деле. Увы, не заставляет. За водевильными ходами сложно разглядеть людей, а не петрушек, разряженных куколок, которые изо всех сил стараются насмешить зрителя. Впрочем, им это удается — зал послушно смеется, так что с одной из своих задач спектакль точно справляется. И это неплохо, но хочется почему-то по-прежнему верить, что Сергей Витальевич способен на большее.

Ближайшие показы

«Казанова. Ars Vivendi» — 24 декабря и 18 января. Билеты можно купить тут.

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена» — 30 ноября, 1, 27–29 декабря. Билеты — на сайте.

26 ноября, 2021

Новости