Кэмп: от Людовика до Киркорова

Недавно в нью-йоркском Музее Метрополитен открылась выставка «Кэмп: заметки о моде». Ей предшествовал бал Института костюма Met Gala, который еще называют «Оскаром индустрии моды» (хотя наград там никаких не вручают). Рассказываем, что такое кэмп и почему мы живем в его эпоху.

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Фото: Музей Метрополитен

Откуда взялось это слово

Многие гости пришли на Met Gala в пальто-накидках без рукавов. «Перепутали кэмп с кейпом», – злословили потом в соцсетях. Даже признанные иконы стиля (а именно их зовут на ежегодную вечеринку Института костюма) полезли в словари, когда была объявлена тема этого года. Если не полениться и в них заглянуть, первым значением у camp указано «лагерь» или «палатка». Однако слет главных fashionista планеты едва ли был посвящен пикникам и отдыху на свежем воздухе.
В «Оксфордском словаре английского языка» с начала ХХ века у этого слова появляется еще одно определение – «показной, преувеличенный, театральный, женоподобный». В эссе «Заметки о кэмпе», написанном в 1964 году, американская писательница Сьюзен Зонтаг дает меткое определение явления – это «дендизм в век массовой культуры», «любовь к неестественному: искусственному и преувеличенному». То есть кэмп противостоит всему, созданному природой. Список кэмповых вещей у Зонтаг весьма разношерстный: светильники от «Тиффани», «Лебединое Озеро», оперы Беллини, старые комиксы о Флэше Гордоне и даже «порнофильмы, увиденные без вожделения». Из моды, впрочем, она упоминает женскую одежду 20-х – боа из перьев, платья с длинным шлейфом. В общем, все элементы массовой культуры, которая в 60-е, эпоху поп-арта и Энди Уорхола, получила статус элитарной.


Как кэмп начал завоевывать мир

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Фото: Музей Метрополитен

Первый расцвет кэмпа пришелся на 1980-е – время, когда в моду ворвалась целая плеяда талантливых дизайнеров нового поколения: Жан-Поль Готье, Джанни Версаче, Клод Монтана и Тьерри Мюглер. В 90-х и нулевых эстафету подхватили Джон Гальяно и Джереми Скотт. Тогда же кэмп стал ассоциироваться с гей-культурой и ЛГБТ-сообществом. Ведь главный герой эстетики кэмпа – андрогин, существо бесполое, потому что «самые утонченные формы сексуальной привлекательности (также как самые утонченные формы сексуального наслаждения) заключаются в нарушении чьей-либо половой принадлежности», – писала Зонтаг.


Почему мы живем в эпоху кэмпа

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Фото: Музей Метрополитен

Сегодня кэмп, этот театральный, гротескный и китчевый стиль, рожденный постмодернизмом, буквально повсюду. Во многих телешоу, рекламе, фильмах. Он незаметно захватил наше политкорректное общество, помешанное на искоренении расовых стереотипов, стремлении «никого не обидеть». Он вновь стал движущей силой современной моды, которая пытается отказаться от гендерной принадлежности, эйджизма и слатшейминга. Однако при этом еще надо выделяться среди миллиона одинаковых постов в бесконечной ленте «Инстаграма», чтобы тебя заметили. Главный куратор выставки «Кэмп: заметки о моде» в Музее Метрополитен Эндрю Болтон объясняет популярность кэмпа защитной реакцией общества на нестабильную политическую обстановку, «закручивание гаек». «Трамп – очень кэмповая фигура, так что мы среагировали на злобу дня», – заявил он в интервью The New York Times. Любовь к безумным нарядам и стремление эпатировать появляется, когда общество поляризуется. Это психология «пира во время чумы»: нам страшно, за окном рушится мир, так давайте закроемся, будем наряжаться и пить шампанское!


В чем парадокс кэмпа

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Фото: Музей Метрополитен

Противоречие кэмпа – в том, что такой успех и популярность сводят его на нет. По Зонтаг, это феномен маргинальный, «эзотеричный, что-то вроде частного кода, скорее даже знака отличия, среди маленьких городских замкнутых сообществ». Фактически, превращая андеграундное, элитарное течение в мейнстрим, дизайнеры и кураторы выхолащивают его – так уже происходило с панком, рок-культурой, гранжем. И довольно интересная философия, стоящая за ним, популяризируется до простого эпатажа и дурновкусия. Именно поэтому критики говорят не о возвращении, а о рождении неокэмпа.

Чем же настоящий кэмп отличается от просто экстравагантности и вульгарности? Во-первых, серьезностью вкупе с умением прятаться за маску иронии – это «серьезность, доведенная до абсурда», по словам Болтона. Во-вторых, наивным и искренним стремлением изменить мир, вырваться из надоевшей обыденности.


А есть ли кэмп у нас

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Фото: Музей Метрополитен

«Королем русского кэмпа» однозначно можно назвать Филиппа Киркорова. Наличествуют и невероятные наряды в стиле Людовика XIV и восточного падишаха (кстати, некоторые критики считают французского Короля-солнце одним из родоначальников кэмпа), и искренняя подача – певец и вне сцены из образа не выходит. Пожалуй, немного уступают ему Валерий Леонтьев, Николай Басков, Сергей Зверев и другие любители страз и блесток, перьев и корон. Среди дам можно отметить эпатажную Лену Ленину, скандальную Ольгу Бузову и настоящую кэмп-диву Анастасию Волочкову. Шоумен Александр Гудков и его команда как никто умеют балансировать на грани кэмпа, при этом не переходя в вульгарность.


Как одеться в стиле кэмп

Кэмп: от Людовика до Киркорова

Модели Palomo Spain, Gucci и Balenciaga

У каждого дизайнера свое видение этого феномена. Среди лидеров кэмпа почти все модные критики в один голос называют Gucci под руководством Алессандро Микеле. Эта марка уверенно миксует мужское и женское, утонченное и вульгарное, глубокие философские идеи и поп-культуру. Еще кэмповые вещи хорошо делают дизайнер бренда Palomo Spain Алехандро Гомес Паломо, Демна Гвасалия в Balenciaga и Vetements, Джереми Скотт в Moschino, Филипп Пляйн.

Кэмповый образ никогда не бывает too much, поэтому смело сочетайте барочный жемчуг, высокие массивные каблуки, рюши и воланы, перья и блестки. Правда, блистать в этом роскошном одеянии лучше в модных местах в центре столицы, а не в Южном Бутове или Бирюлеве, куда мода на кэмп пока не добралась.

Ольга Распопова

19 мая