Психотерапевт Андрей Курпатов: «Zoom — это серьезный стресс для нашей психики»

Психотерапевт Андрей Курпатов: «Zoom — это серьезный стресс для нашей психики»

В «The City. Говорим» врач-психотерапевт Андрей Курпатов рассказал о том, почему в мире стало больше агрессии, чем плох кибербуллинг и как воспринимать публичную ссору Ксении Собчак и Сергея Шнурова.

О вездесущей агрессии

Почему люди стали друг к другу более агрессивными? Мы просто переживаем такую трансформацию, переход в цифровую реальность, в этот мир, в котором все немного не так, как в мире обычном. Потому что такие средства связи, как Zoom, не то же самое, если сидеть друг напротив друга. Это серьезный стресс для нашей психики. А вторая причина связана с коронавирусом. «Чтоб вам жить в эпоху перемен!» — знаете такое проклятие? Это приводит к тому, что у людей растет уровень внутренней агрессии.

О народном суде

Константин Генич (российский футбольный журналист. — Прим. ред.) очень неудачно пошутил о принуждении к сексу, и эта фраза многих обидела. Осуждения заслуживают случаи, когда кто-то специально хочет тебя обидеть, оскорбить. Делает это, имея мотив. Дальше, когда мы говорим про народный суд, суд Линча, мы говорим о суде людей, у которых или нет культуры, или нет психического здоровья, или какие-то психологические проблемы, которые не дают им жить спокойно. И они ищут поводы для выражения своей агрессии и распространяют ее на других людей.

О кибербуллинге

Я столкнулся с кибербуллингом, когда начал вести программу «Доктор Курпатов». Когда ты начинаешь что-то делать, что-то говорить в публичном поле, то у тебя появляются хейтеры, которые искажают информацию. Я называю это так: «Взяли твои чистые трусы, испачкали собственным г… и бегали с ними по улицам». Я шел на телевидение, пройдя большой путь и с желанием популяризации идей, что у каждого из нас есть внутренний мир, что мы можем испытывать психологические проблемы. В 2005 году это было, мягко говоря, неочевидно. До меня не было психологов-консультантов в телевизионных программах. Когда мои же коллеги начинали говорить: «Да, кого он за 15 минут там вылечил?!», хотелось ответить: «Ну вы смеетесь?» Во-первых, запись каждого героя шла час, а не 15 минут. А во-вторых, одно дело, когда вы что-то рассказываете и показываете, и совсем другое — терапевтический процесс.

О восприятии хейта

Сейчас плодами моей работы пользуются люди, которые тогда хейтили. Но правда состоит в том, что очень важно осознавать мотив. И мне было важно понять, что я это делаю для людей, которым это нужно. Это важно для такой социальной практики, как психотерапия. И то, что кому-то это не нравится, кто-то это осуждает, меня не должно беспокоить, потому что свою миссию я выполняю. Я ненавижу публичность, она меня страшно раздражает. Но я это делаю, потому что у меня получается доносить людям знания. И если я осознаю свою миссию, то испытывать по этому поводу какие-то терзания — неправильно.

О королеве хейта

Однажды Ксения Анатольевна Собчак меня спросила о том, как ей переживать буллинг и хейт в свой адрес. Но я по сравнению с Ксенией Анатольевной просто невинный младенец и уж точно не являюсь жертвой какого-то чудовищного хейта.

О ссоре Собчак и Шнурова

Публичная ссора Ксении Анатольевны и Сергея Шнурова несет отрицательный характер по причине того, что создает ролевую модель. Для некоторых публичных людей хейт других известных людей — это способ самопиара и создания своего образа. Хотя при мне Сергей Владимирович и Ксения Анатольевна всегда были в дружеских отношениях, и я, надеюсь, так и будет. И это просто какая-то заминка. Но как ролевая модель это все очень неправильно.

Эфир The City от 17 февраля

Фото: Getty Images

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

18 февраля, 2022

Новости