Историк кинокостюма Анна Баштовая: «Силуэт нашего времени — это оверсайз и худи»

В «The City. Говорим» художник и историк кинокостюма Анна Баштовая рассказала о том, почему мода циклична, чем в плане стиля запомнится наша эпоха и какую роль играет кино в формировании вкуса.

О возвращении в прошлое

Возьмем 80-е. Они простые и очевидные. Мы сейчас проживаем 80-е, 90-е и нулевые одновременно. Из 80-х мы переживаем широкие плечики. 90-е — это больше гранж. Нулевые — талия джинсов опускается все ниже и ниже, кроп-топы все выше и выше становятся. У нас сейчас такая эклектика из всего этого. Это и есть стиль нашей эпохи. Нам только кажется, что в 40-е или 60-е был чистый стиль. Что все ходили, как хиппи. Как хиппи ходило молодое поколение. И были просто ребята, которые в джинсах-клеш ходили танцевать под новую музыку. Герои фильма «Лихорадка субботнего вечера» с Траволтой — они терпеть не могли хиппи. Это была другая тусовка дискоманов.

О стиле нашей эпохи

Эпоха — это все-таки силуэт. Силуэт нашего времени — это оверсайз и худи. Эта эпоха запомнится следующим поколением именно так. Уже был тренд на оверсайз. Коронавирус и локдаун также дали о себе знать. Все переоделись в удобную одежду.

О ностальгии

Каждый 25-30 лет мы повторяем то, что мы уже переживали. И 90-е — это пережиток 70-х. Почему это происходит? Потому что вырастает поколение, которое ностальгирует. Они говорят: «Какие были чудесные 90-е, как хочется в них окунуться». Мы ностальгируем по детству и возвращаем в моду то, что было тогда.

Об ошибках художников по костюмам

У каждой эпохи есть своя ткань. И когда художник по костюмам пытается сделать шелковое платье из современного шелка, а на дворе по сюжету Англия и 30-е годы, то это видно на экране. Зритель не должен разбираться в этих нюансах, но он видит, что что-то не так. То ли рисунок не такой, то ли ткань странно блестит.

О персонаже и его костюме

Один из залогов успеха «Красотки» с Джулией Робертс — то, что происходит преображение героини. В начале нам показывают девушку легкого поведения и если сравнить с советской картиной «Интердевочка», то стилистически это два разных фильма. У Джулии Робертс элегантный вид даже до того момента, как ее переодевают. Это нарушение стереотипности. Она вначале появляется в пиджаке оверсайз. И это была идея режиссера, потому что когда ее привели в короткой юбке и топе, то он сказал, что это слишком стереотипно. И в итоге добавили пиджак и шапочку-козырек, потому что у нас — у зрителей — должна быть к ней симпатия. Мы должны за этим фасадом видеть какую-то глубину. В «Интердевочке» же была другая задача: там фильм заканчивается плохо, это назидательная история. А «Красотка» — это история Золушки.

О моде начала XX века

Когда мы говорим про моду 20-х, то это всегда прямой силуэт, не было ничего приталенного, длина платья по икру, очень много стекляруса. Это «Великий Гэтсби». Но когда мы это описываем, то имеем ввиду очень маленькую прослойку. Мы говорим про моду Европы. Не говорим про Россию даже в этот момент. И не учитываем 80 процентов населения, которые пытались как-то восстановить свою жизнь после Первой Мировой и, конечно, не ходили в платье со стеклярусом.

О фильмах, которые повлияли на моду

Сериалы и кино очень часто влияют на моду. Не было бы «Матрицы» и не было бы в начале нулевых кожаных плащей и узких очков. К примеру, клетчатый костюм из фильма Гая Ричи «Джентльмены» — по нему все мужчины сошли с ума. Потом вышла в прошлом году «Круэлла» и целое поколение подростков начали красить волосы как у главной героини. Из всем понятного и известного — «Секс в большом городе». Каждая подружка думала, что она Кэрри или Саманта, и следила, как одевается ее любимая героиня. Из наших фильмов были «Стиляги».

Эфир The City от 5 мая

Фото: Getty Images

10 мая

Новости