Из пиарщика в художники: Макс Гошко-Даньков

В июне художник Макс Гошко-Даньков провезет по миру свою стену-раскраску: заедет в Харбин, Люксембург и Загреб. Размер арт-объекта внушительный – три на четыре метра, но главная фишка – автор расписал его декоративной живописью только наполовину, оставшуюся часть нужно дорисовать зрителям. По сути это коллективный перфоманс, где каждый вносит свою лепту в создание произведения. В 2016 году большие стены-раскраски впервые появились в Камергерском переулке, но по миру они колесят уже около четырех лет. Ровно столько времени прошло с тех пор, когда Макс Гошко-Даньков бросил заниматься пиаром и ушел в свободное плавание. Поговорили с художником о сложностях кардинальной смены профессии и смыслах творчества.

Макс Гошко-Даньков. Фото: личный архив

Начало

Рисовать я начал лет в 12, даже окончил художественную школу. Но в молодости никогда всерьез не занимался искусством, оно всегда шло параллельно моей основной деятельности. Из Смоленска в Москву я переехал в 2002 году. Поступил в магистратуру на журфак, где изучал французский и английский языки, сейчас знаю их в совершенстве. Во время учебы какое-то время занимался политическим пиаром, был ассистентом у нескольких французов. Уже после учебы попал пиарщиком в beauty fashion сферу и остался в ней до 33 лет. А потом меня осенило, что я не хочу больше заниматься ни коммерцией, ни пиаром. Я понимал, что все время делал то, к чему не лежит душа. Меня грандиозно перекосило, и я ушел в никуда. Это было четыре года назад. Из накоплений у меня было 350 тысяч рублей, но из этих денег мне надо было еще за ипотеку платить (82 тысячи рублей в месяц). Мои финансы быстро кончались. Я тогда никого не знал в арт-мире, передо мной был океан: плыви куда хочешь. Я сделал ставку на Запад, так как в России нет благодарного арт-рынка. И не прогадал.


Профессиональный бэкграунд как главный помощник

Из меня бы не вышло художника, если бы не было коммерческого бэкграунда. Например, я не боюсь заявлять о себе и выделяться, ведь есть четкое правило – под лежачий камень вода не течет. Художнику в современном мире надо быть суперактивным, чтобы стать хотя бы заметным. На данный момент я выбираю только те проекты, которые мне нравятся. И перед тем, как соглашаться на работу, говорю себе: «Макс, ты поменял полностью свою жизнь для того, чтобы делать сейчас все то, что тебе предлагают? Нет, ты поменял свою жизнь для того, чтобы делать в первую очередь то, что тебе интересно, то, что ты чувствуешь». Я сейчас работаю больше, чем когда-либо, потому что делаю это для себя.


Собственный почерк

Фото: личный архив

Пока что я не медийная персона, меня не узнают по фейсу, да мне этого и не нужно. Я очень нишевый. Совершенно четко понимаю, зачем я занимаюсь искусством – чтобы высказаться. Я не преследую тренды. Начал делать декоративку, потому что мне хотелось и все. Я с детства любил мелкий рисунок: сначала ч/б, потом начал забивать цветом. И всегда пытался сделать органику – это когда у тебя нет идеи нарисовать что-то определенное. Сажусь за картину, не знаю, какие цвета буду использовать, не знаю, куда пойдет рука, насколько кривыми будут линии. Я доверяюсь этой органической истории, и рука мне всегда подсказывает, что нужно делать. Точно также – практически из ниоткуда – у меня появилась идея сделать раскраску. Она мне была нужна. Не могу объяснить зачем, сделал я ее в первую очередь для себя. Но глобально она должна успокаивать, умиротворять. Каждый сам выбирает для нее цвет, решает – заезжать за линии или нет, и каждое действие – это фрустрация. А все потому, что никто не знает на самом деле себя, того, что он хочет. Моя глобальная задача – помочь людям на пять минут задуматься над вопросами: «Кто я? Что мне нравится?». Мы себя не слышим в вечном колесе: дом, работа, семья, плюс бесконечный негатив, который прет со всех сторон. Когда люди смотрят на мои яркие работы, они отдыхают от проблем, а заодно разбираются в себе. На моих городских раскрасках никто никогда не рисовал матерные слова, о вандализме и речи быть не может. Единственный раз, когда на моих работах писали гадости – это культурный форум в Манеже!


Нет кумирам!

Фото: личный архив

У меня нет проблем с вдохновением, потому что я очень боюсь идолопоклонничества. Мне хочется вариться в себе и выдавать индивидуальный продукт, без топа любимых художников и подборки лучших музеев. Я вижу много конъюнктурщиков, которые ездят по выставкам, смотрят то, что в тренде и начинают под эту мазу все делать. Это не работает, нужно самому создавать тренды, создавать то, чего еще не видел мир. Когда я запустил проект больших раскрасок, оказалось, что этого никто не делал до меня, а я даже не знал об этом. Я был первым мужиком-художником, который не только в России, но и в Европе создал книгу художественных раскрасок. По крайней мере, издательство так сказало.

12 июня 2019