«Черное зеркало» – что думают футуролог, психотерапевт и геймер о 5-м сезоне

Пятый сезон фантастического сериала «Черное зеркало» уже доступен на Netflix. В нем три серии, каждая из которых на новый лад рассказывает о том, как технологии приводят человечество в не очень-то светлое будущее. Попросили футуролога, психотерапевта и геймера со стажем посмотреть свежие серии с профессиональной точки зрения и рассказать, насколько реален мир, придуманный Чарли Брукером.

Дмитрий Пономарев, управляющий VR-клуба «Безумная Реальность», о 1-й серии, в которой два старых друга совершенно по-новому открывают друг друга в пространстве виртуальной игры

Everett Collection/East News

Дмитрий Пономарев
управляющий VR-клуба «Безумная Реальность»
В фильме вместо VR-очков героям просто вешают датчик на висок – это возможно только в кино, таких технологий сейчас не существует. До сих пор изображение в VR сильно отличается от реального, и перепутать картинку в жизни и в очках можно будет еще не скоро. С каждым годом индустрия VR все больше развивается, уже сейчас есть специальные костюмы, которые при попадании в вас пули (в игре) имитируют выстрел и вибрируют. Все больше людей пользуются виртуальной и смешанной реальностью для работы – в некоторых странах с их помощью обучают людей. Но в каждый дом VR-технологии смогут прийти, только если будут доступны для всех слоев населения или же люди будут больше зарабатывать. Пока же эти системы достаточно дороги – средний шлем с компьютером обойдутся около 140 тысяч рублей. На самом деле, пока что VR-индустрия еще в стадии развития, процентов 30 людей вообще знают, что это такое. Для остальных это загадка.

Сергей Ефимов, психотерапевт, о 2-й серии, в которой социальные сети повлияли на реальное людское горе

Фото: Stuart Hendry/Everett Collection/East News

Сергей Ефимов
психотерапевт

Этические вопросы лучше адресовать философам, я же как психотерапевт могу дать оценку со своей точки зрения. Давать допуск в профили погибших людей родственникам – это нерациональное действие, которое в большинстве случаев может повлечь за собой усиление депрессивных переживаний родственников, потерявших своего близкого. Это все равно что советовать человеку с переломом ноги сразу после операции активно ее нагружать – это неправильно и сильно повысит вероятность ухудшения здоровья. Но мне представляется разумным содержать в каждой компании, создавшей соцсеть, этический комитет, который будет рассматривать подобные запросы и каждый раз индивидуально принимать решение. Если у родственников есть практические вопросы, то, скорее, доступ стоит предоставить, если же запрос эмоциональный, то посоветовать обратиться к специалисту, то есть психотерапевту. Неправильно обвинять кого-либо в своей аддикции. Условный Дуров и Цукерберг не совершают ничего незаконного, если уж на то пошло, придется обвинить производителей алкоголя, сигарет, компьютерных и азартных игр. Понять, что зависимость вошла в острую фазу, можно по количеству времени и ресурсов, которые вы тратите на какое-либо занятие в течение недели – это количество должно быть адекватным значимости и соотноситься с остальными сторонами вашей жизни. В случае зависимости от соцсетей важно, как меняются социальные контакты в вашей реальной жизни. Если их количество снижается, стоит обратить на это внимание.


Данила Медведев, футуролог, о 3-й серии, в которой личность поп-певицы практически полностью копируют в детскую игрушку

Фото: Everett Collection/East News

Данила Медведев
футуролог
Скопировать» мозг человека и поместить его в игрушку – совершенно неправдоподобно в ближайшее время и неизбежно в долгосрочной перспективе. Прогресс в области моделирования личности на компьютере, ведущий к возможности переноса сознания, идет медленно. Ключевые проблемы здесь – управление сложными научными проектами. Есть европейский проект Human Brain Project, целью которого, по сути, было нечто подобное, но он загнан в болото бюрократической имитации большой науки. Поэтому в обозримом будущем ничего такого сделать будет нельзя, а когда будет можно, то никому уже не нужны будут ни поп-музыка, ни игрушки, потому что мы будем резко эволюционировать в постлюдей. Копии певцов и артистов, как в фильме «Симона», создавать можно без проблем. Просто пока нет универсального искусственного интеллекта, и создание требует много ручного труда. Создание любого коммерчески успешного медиапродукта требует человеческого интеллекта и творческих способностей, потому что нужно конкурировать со всем остальным рынком контента. Так что если речь идет о том, чтобы просто спеть, то сложности никакой нет, но эту задачу можно решить и простой MP3-записью. А вот стать звездой существенно сложнее. Это уже возможно, но все равно дорого. Более вероятно дальнейшее развитие технологий компьютерного синтеза для улучшения имеющихся «звезд», от корректировки их аудиозаписей, до видеофотошопа их фоток и роликов в инстаграме. Это уже делается и это довольно забавно.

Фото: Pedro Saad/Everett Collection/East News

Егор Москвитин
кинокритик
Главное достоинство сериала «Черное зеркало» – его создатель Чарли Брукер, человек, который обладает очень циничным умом и в то же время совершенно гуманистическими намерениями. От многих других сатирических сериалов «Черное зеркало» отличается тем, что он всегда смеется над зрителем, но при этом каждый эпизод начинается с того, что вроде бы над кем-то смеемся мы сами. Сюжет сначала кажется очевидным, и мы смотрим на происходящее немного свысока, но в конце происходит что-то, что дает нам понять, что речь идет о нас и что на самом деле издевались над нами. И это, конечно, самая продуктивная и очистительная из всех возможных сатир, самая правильная и честная. Поэтому этот сериал так увлекает. Кроме того, почти каждая серия заканчивается очень спорным открытым финалом, и поэтому мы остаемся с героем дольше, чем в законченных историях. Эпизод завершился, а мы продолжаем думать, что же там произойдет, правильно они поступили или не правильно. Так что «Черное зеркало» – это пример антологии, которая умудряется в каждой короткой серии рассказать большую историю.

12 июня