В прокате «История игрушек 4». Идеальный анимационный хит

В прокате – «История игрушек 4» – новый анимационный хит Pixar, поражающий своим гуманизмом. А еще у него 100-процентный рейтинг на RottenTomatoes – такой оценкой может похвастаться лишь полдюжины мультфильмов всех времен и народов. Кинокритик Егор Москвитин – о причинах успеха картины.

В прокате «История игрушек 4». Идеальный анимационный хит

Фото: Disney

Первая «История игрушек» вышла почти четверть века назад – и, сама того не зная, изменила Голливуд навсегда. Сделка между анимационной студией Pixar Стива Джобса и кинокомпанией Disney (первая сохраняла творческий контроль над мультфильмами, вторая получала все права на вселенную) послужила прообразом грядущих союзов «князя Мышкина» Disney с LucasArts и Marvel. Первый сценарист мультфильма Роберт Макки, хоть его рукопись потом и переписали, стал одним из главных коучей по драматургии и сформулировал собственную философию рассказывания историй, которая находит отражение то в одном голливудском блокбастере, то в другом. Детище Pixar стало первым мультфильмом, целиком созданным на компьютере, но его запомнили не только из-за графики, но и благодаря сюжету. Сценарий анимационной ленты – беспрецедентное дело! – включился в отдельную гонку за «Оскар» наравне с фильмами.

Видео: YouTube / Disney Россия
А рекордные по тем временам сборы показали, что продолжения мультиков можно делать с прицелом на кинотеатры. До этого же сиквелы (например, второго «Алладина») рисовали прямиком для домашнего просмотра. Это заставило голливудских аниматоров поверить в собственные истории и вдохновило на борьбу с большими фильмами за прокат. Если открыть сегодня топ-100 самых кассовых картин в мире, можно обнаружить, что оригинальных сюжетов (а не сиквелов и триквелов) в нем раз, два и обчелся. Список возглавляет «Аватар». Но второй самобытный проект в рейтинге находится лишь на 37-м месте – это мультфильм «Зверополис». Исключительное качество проработки сценариев и сюжетов в голливудской анимации, кстати, объясняется не только тем, что писать для детей сложнее и что предназначенные для них истории должны быть архетипичными, как «Король Лев». Просто отрисовка мультфильмов занимает немыслимое время. На создание каждого из 114 240 кадров первой «Истории игрушек», если переводить в человекочасы, требовался в среднем один рабочий день (или от двух до 15 часов). Другими словами, один художник не нарисовал бы «Историю игрушек» и за 350 лет. В таких случаях требуется безупречный сценарий с беспроигрышной фабулой. Фантазеры из Pixar оттолкнулись от «Стойкого оловянного солдатика» Андерсена и «Щелкунчика и Мышиного короля» Гофмана, но перенесли действие сказок в современную им Америку, а образы героев навсегда связали с золотым веком Голливуда и главными мифологемами фронтира. Веселый и шумный Базз – астронавт. Сентиментальный Вуди – ковбой с жестяной звездой. Страдающая красавица Бо Пип – девушка в костюме Скарлетт О’Хары. Задорная Джесси – Гекльберри Финн в юбке (точнее, в ковбойских джинсах).

Четвертая часть «Истории игрушек» выходит уже в совсем другом мире. Мальчик Энди, которому верой и правдой служили герои, окончательно вырос. Девочка Бонни собралась в первый класс и переключилась с кукол на сверстников. Бо Пип и Вуди расстались в дождливую ночь, когда фарфоровую девушку передарили в другую семью, а преданный ковбой вместо того, чтобы сбежать с ней, остался охранять сон ребенка. Теперь любовь всей жизни шерифа живет где-то далеко-далеко, а сам он томится в чулане, потому что дети о нем забыли. Но вот семья отправляется в дорожное приключение в чахлом фургончике. Маленькая Бонни берет с собой коробку с игрушками, и за первым же поворотом друзей ждут новые приключения.

Главная особенность четвертой части – ее верность не только традициям пиксаровской анимации и голливудской драматургии, но и философии перемен. Мир изменился, и мультфильм изменился вместе с ним. Сценарий намекает, что маленькая Джесси готова стать новым шерифом – потому что не существует такой мужской работы, с которой бы не справилась женщина. Новым и ярким героем становится персонаж-инвалид – слепленный из пластиковой вилки и жвачки Мистер Вилкинс, который достоин любви ничуть не меньше, чем другие игрушки, и имеет все шансы встретить свою половину. Герои перестали быть объектами человеческих действий и стали субъектами собственной судьбы. А красавица Бо Пип и вовсе оказалась чайлд-фри – устав быть чужой игрушкой, она сбежала от людей и начала жить в свое удовольствие. Ее бунт комическим образом совпадает с идеологией идущего прямо сейчас сериала «Рассказ служанки». А выбор, перед которым она вновь ставит ковбоя Вуди, – остаться с людьми или бежать с ней – гарантирует, что в детском мультике найдется место для интриги, которая разобьет сердца даже взрослым. Перед нами сложнейшая драма, в которой кто-то оставит (или не оставит) семью, кто-то не сможет (или сможет) смириться с выходом на пенсию, а кто-то предпочтет (или не предпочтет) чужое счастье своему. Это абсолютно «взрослая» драматургия – но донесенная до зрителя в детских ладошках.

В прокате «История игрушек 4». Идеальный анимационный хит

Фото: Disney

При этом сентиментальность и мелодраматизм истории любви двух игрушек (вместе с музыкой великого Рэнди Ньюмана) все время что-то приглушают: то остроумные выходки второстепенных персонажей (для которых давно пора учредить собственную категорию на «Оскаре»), то авантюрные приключения в духе «Индианы Джонса», то до смешного жуткие сцены в стиле «Сияния». Вуди и сотоварищи в какой-то момент оказываются запертыми в магазине антикварных игрушек – и сценаристы пользуются этой возможностью, чтобы спародировать ужастики о злых куклах. Отсылки к любимым фильмам детства – верный способ увлечь мультиком взрослых. Находчивых цитат в «Истории игрушек» много, поэтому есть ощущение, что, кроме молодежи и родителей, этот мультфильм надеется растопить сердца еще и бабушек с дедушками. В конечном счете перед нами великая лавстори в духе «Унесенных ветром» и «Касабланки». С финальным объяснением в чувствах, которое собьет зрителя с ног, сядет ему на грудь и заставит утонуть в собственных слезах. В кино такого уже не бывает. В мультиках, оказывается, еще да.

Егор Москвитин

21 июня