«Офелия», «Видок» и другие кинопремьеры недели

«Бойцовский клуб» в повторном прокате, Офелии дали слово, Видок спасает Париж, важный фильм про кибербуллинг выходит онлайн. Кинокритик Егор Москвитин – о том, что смотреть на этой неделе.

«Офелия»

Фото: Capella Film

Фильм, вдохновенный одной великой картиной и одной занимательной книгой. «Офелия» Джона Эверетта Милле – завораживающий портрет шекспировской героини, застывшей между жизнью и смертью. Поклонники прерафаэлитов от фильма вообще должны быть в восторге: он не только приглашает английскую живопись XIX века на большие экраны и преданно восстанавливает все ее узоры и обряды, но и следует главной идее – жажде спорить с классикой. В данном случае – с «Гамлетом». А в этом ему помогает уже литературный источник – роман 2006 года «Мое имя Офелия» Лизы Кляйн. Повествование в нем строится на гипотезе, что если помешательство Гамлета было поддельным, то таким же могло быть и безумие Офелии. А раз девушка притворялась, то наивно полагать ее безвольным второстепенным персонажем, зависимым от действий Гамлета, Полония и Лаэрта. Офелия имеет право на свой собственный нарратив – решает Кляйн. И делает ее главной героиней, ведущей свою игру, – хуже, чем леди Макбет, но уж получше, чем Гертруда. Кстати, в «Гамлете» мы не видим момент смерти Офелии, а лишь слышим о ней из уст Гертруды. Так вдруг и похороны были подделкой?

Роман 2006 года – в известной степени романтический фанфик: в нем, например, есть отсутствовавшая у Шекспира сцена тайного венчания Офелии и Гамлета в духе «Храброго сердца». Но фильм, производство которого началось в 2016 году, а премьера состоялась на фестивале «Санденс-2018», на волне #MeToo взял из книги совсем другой лейтмотив – идею освобождения женщины от нарратива мужчин.

Фото: Capella Film

Потенциал Офелии как угнетенной героини, за которую современная культура должна сообща отомстить, давно известен. Марина Цветаева в одном из своих стихотворений от лица Офелии обращалась к Гамлету со словами «Девственник! Женоненавистник!». А Мэри Пайфер в книге «Воскрешая Офелию» (забавно, что она вышла в 1994 году – аккурат когда Disney воскресил Гамлета в «Короле Льве») описывает шекспировскую героиню как архетип, который нужно разрушить. Потому что и Шекспир, и идущие по его стопам художники, режиссеры и актрисы не только поют гимн непорочной красоте Офелии, но и культивируют среди девочек-подростков (и не только девочек) ее болезненный паттерн поведения. Которое якобы заключается в поиске другой личности, лишь существование рядом с которой делает твою собственную личность полноценной. Офелия тотально зависима от воли возлюбленного, отца и брата – и сходит с ума, когда эти воли вступают в конфликт друг с другом.

Фильм эту устаревшую психологическую матрицу пытается сломать и зовет на помощь всю королевскую рать – опытнейших Наоми Уоттс и Клайва Оуэна, молодых Тома Фелтона из «Гарри Поттера» и Джорджа МакКея из «Капитана Фантастика». Но самый тонкий инструмент в руках австралийского режиссера Клэр Маккарти – это актриса с цветочным именем Дэйзи Ридли, известная благодаря новейшей трилогии «Звездных войн». Увы, живописному и музыкальному фильму не хватает сфокусированного сценария. Но следить за тем, как второстепенные герои Шекспира обретают самосознание, все равно очень интересно. Особенно если удастся найти сеанс на языке оригинала, потому что иначе не уловить остроумный диалог современной драматургии с вечным Шекспиром. А вообще, происходящее очень похоже на сериал «Мир Дикого запада», в котором роботы, помещенные в классические сюжеты (Дикий запад, феодальная Япония), бунтовали против придуманных для них людьми ролей. Любой, кто пойдет на «Офелию» не как зритель, а как исследователь, будет вознагражден.


«Видок: Охотник на призраков»

Фото: «Централ Партнершип»

Фильм, открывавший в этом году ММКФ, – старомодный авантюрный роман про становление Эжена Видока – каторжанина, ставшего сыщиком, и сыщика, ставшего главой первой секретной службы в Европе. Легендарную историческую личность играет не менее легендарный актер Венсан Кассель, а от спасения Парижа его героя нет-нет да и отвлекают героини Ольги Куриленко и юной шотландки Фрейи Мейвор. И глядя на них, понимаешь, что как бы сильно ни дул ветер перемен, французы будут последней кинематографической державой, которая откажется от плотоядного отношения к прекрасным женщинам в кадре. «Видок» вообще здорово напоминает старые французские книги – здесь есть и обжигающая тайна мести в духе «Графа Монте-Кристо», и дух мужского братства, как в «Трех мушкетерах»: очистить город от бандитов герою помогают несколько экстравагантных, но верных друзей. Идеальное кино для тех, кто скучает по зарубежным историческим боевикам советских времен. Отчаянная простота, которая ничем не хуже творящегося вокруг воровства – всех этих ремейков, ироничных переосмыслений и прочей эксплуатации проверенного материала. Кино для стариков, которым тоже время от времени нужно ходить в бой.


«Бойцовский клуб»

Фото: «КиноПоиск»

Юбилейное возвращение в прокат главного фильма 1999 года – истории любви двух людей, которые встретились в трудный период жизни, и дружбы двух людей, которые встретились в одной раскалывающейся от бессонницы голове. За две декады шедевр Дэвида Финчера – сам по себе воинственный и спортивный – оброс колоссальной броней из смыслов и интерпретаций. Есть критики, убедительно доказывающие, что это на самом деле комедия. До сих пор ведутся споры о том, воспевает фильм «токсичную маскулинность» (а ведь 20 лет назад и термина такого не было!) или критикует ее. Хватает теорий заговоров: зря что ли герои в конце смотрят на падающие небоскребы? Но самое главное заключается в том, что, снимая одну за другой пластины этих трактовок, зритель все еще может протиснуться к самому сердцу фильма. А оно и не думало переставать биться.


«Репост»

Фото: IMDb

С 28 июля в «Амедиатеке»

Один из главных фильмов «Санденса-2019» – фестиваля, заслужившего репутацию платформы для смелых и откровенных разговоров о табуированном и деликатном. Главная героиня – обычная американская школьница, которая переборщила с алкоголем на вечеринке. Она не помнит, как оказалась дома, и не знает, что произошло ночью, – но одноклассники, гаджеты и соцсети обязательно ей напомнят. По описанию может показаться, что «Репост» – молодежный треш-ужастик про шантаж. Но на самом деле это искусный психологический триллер о травле (напоминающий разом и датскую «Охоту», и советское «Чучело»), который ближе к финалу превращается в тяжелую социальную драму. Потому что явление, которое он описывает, – кибербуллинг – пришло всерьез и надолго. А традиции, на которых оно стоит, и вовсе не искоренить одним фильмом. Но это не значит, что не надо стараться.


«Материнский инстинкт»

Фото: «ПРОвзгляд»

Бельгийский этический триллер, подражающий саспенсу Хичкока и психологизму Бергмана, а в колористике понимающий не хуже Альмодовара. По соседству живут две идеальные семьи, сплетенные крепкой дружбой матерей и сыновей. Но в одной происходит беда – гибнет маленький мальчик. И на смену дружбе приходят подозрения, страхи и вина. Мать, которой повезло больше, считает, что другая хочет причинить зло ее сыну. А мать, пережившая трагедию, вдруг обнаруживает, что вынуждена согласовывать свое горе с якобы сочувствующим внешним миром. Увы, от психологической драмы фильм в какой-то момент отступает в сторону реалистичного ужастика, но его все равно интересно смотреть.

Егор Москвитин

24 июля