Лучшие и худшие книги Пелевина, по мнению критиков

С 22 августа на прилавках – новая книга Виктора Пелевина «Искусство легких касаний». Писатель уже много лет выпускает по роману в год. Накануне свежего релиза попросили литературных критиков рассказать, какую работу Пелевина они считают лучшей и худшей и почему.

Анна Наринская

Лучшие книги: «Чапаев и пустота» и «Ананасная вода для прекрасной дамы»

Если бы меня спросили, что такое «Пелевин» и «пелевенщина», то для меня это «Чапаев и пустота», его игра с мирами, его проникновение нездешнего мира в здешний – в общем, все то, что у Пелевина выходит уже 30 лет, все в этой книге густо представлено. А «Ананасная вода для прекрасной дамы» – это сборник рассказов. Там есть рассказ «Операция Burning Bush», и это тот текст, который проявляет очень редкую для Пелевина человечность. Это не конструкт, а рассказ, текст которого у читателя вызывает сопереживание, где ты себя соотносишь с главным героем и сочувствуешь ему. Внутри пелевинского мира это явление редкое.

Худшая книга: «Любовь к трем цукербринам»

Я не люблю книгу про цукербринов, потому что, на мой взгляд, это была попытка Пелевина как бы препарировать современное российское, в первую очередь московское общество. Но поскольку он живет далеко, то, на мой взгляд, сильно проявляет незнание фактуры. И мне было очень грустно читать его все эти насмешки над хипстерами или что-то в этом роде, потому что это казалось мне ужасно банальным и не дотягивающим до него.


Александр Гаврилов

Лучшая книга: «Священная книга оборотня»

Пелевин – автор, надежно защищающийся от своих героев. У него все немножко придурки, за это его и любят читатели. Каковыми ни были бы их мистические озарения, их жизненные успехи, все равно автор над ними немножко посмеивается. В «Священной книге оборотня», может быть, единственный раз автор не пытается сделать своего героя вот этим смешным придурком. Этот образ девятихвостой лисицы, которая воплощает в себе одновременно и все женские чары, и всю женскую беззащитность, и всю любовь – это что-то совершенно удивительное, а для Пелевина – в 10 раз удивительнее. Такая нежность, признание собственной уязвимости в любви, нежности, восхищении и так далее. Поэтому я люблю эту книгу, а еще там есть потрясающий образ России как такой мертвой матери-коровы, которая доится черной нефтью и которую доят воющие на нее серые ментовские полковники. И это тоже потрясающе! И я бесконечно возвращаюсь к этой книге, даже пару раз ее перечитывал, она у меня хорошо целыми кусками в голове лежит.

Каждый раз, когда выходит новая книжка, все говорят: «Ой, Пелевин написал всю нашу жизнь, мы живем в мире Пелевина». Этот мир очень интересный, очень страшный и не понравившийся мне в первом прочтении, но нравившийся все больше и больше. Куда ни плюнь, мы все живем в мире Пелевина. Но для меня самая «про нас» книжка Пелевина – это «Священная книга оборотня».

Худшая книга: «Ампир «В» («Empire V»)

Книга «Ампир «В» не нравится мне не потому, что Пелевин оказался неточным и невнимательным, невыразительным по отношению к этому чудовищному миру русского гламура – тупорылого и беспощадного, а потому что, мне кажется, предмет недостоин пелевинского таланта. Эта книга меня и перед первым прочтением немножко расстроила и изумила, и при дальнейшем перечитывании и осмыслении. При том, что в ней, как обычно, есть незабвенные шуточки, точные наблюдения и зарисовки.


Наталья Кочеткова-Морозова

Лучшая книга: S.N.U.F.F.

В «Снаффе» есть все лучшее, «фирменное», за что мы любим Пелевина: шутки, смешные каламбуры, «предсказание» будущего и трогательная, трагическая история любви. А Пелевин отлично это умеет делать, надо сказать. Мы чаще всего говорим о нем как о сатирике и публицисте, но любовные сюжетные линии и даже описания постельных сцен всегда выписаны у него с большим вкусом.

Худшая книга: «Шлем Ужаса»

«Шлем ужаса» слишком заданный, слишком нарочитый и слишком модный (на тот момент). А, как известно, самое модное быстрее всего устаревает. Кто сейчас вспоминает все эти романы в смсках? Никто. Они – безнадежная пыльная «вчерашка». Однодневка. Вот и «Шлем ужаса» вышел такой однодневкой. Хотя и довольно провидческой. Человек есть не что иное, как текст в чате. Каждый хочет быть Тесеем, но никто не может, потому что не может скинуть с себя шлем ужаса. Что может точнее описывать реальность соцсетей, в которой мы живем?

22 августа