«Дедушка на час»: история 64-летнего Александра, который работает няней

В рамках программы «Московское долголетие» в городе работает сервис по подбору нянь «Бабушка на час». Рассказываем историю одного из специалистов службы – Александра Анатольевича Макарова, который более десяти лет помогает в разных семьях в качестве бебиситтера (да, мужчины тоже могут).

«Дедушка на час»: история 64-летнего Александра, который работает няней

Александр Анатольевич. Фото: Михаил Голденков / The City

С чего все началось

Мне было 9 лет, когда родился мой двоюродный брат. Очень нравилось с ним гулять, возиться. Спустя еще три года появилась сестра, и с ней я сидел уже по полной. Со своими детьми тоже был постоянно. Помню, мамки из дома соберутся в магазин и просят: «Саш, посмотришь за нашими?» Ну и что делать? Смотрел. Эти детки выросли уже, а до сих пор обнимают меня и говорят: «Это вот наш нянь, который с нами все детство сидел». Приятно. Мне, видимо, в детстве чего-то недоставало, поэтому сейчас дурачусь с этими непоседами, но в меру, конечно.


Нянь у двух девочек

Начал работать нянем в 2005 году: меня пригласила бизнес-леди. Она усыновила сначала одну девочку, через четыре года – вторую. А что с ними делать, не знала, так как опыта не было. Но появились мы с женой. Провели с ними девять лет, они нам за это время родными стали, внучками практически. Мы и правда были членами семьи. Но через какое-то время они переехали в США.

Практически все дети, которых усыновляли американцы, – с патологией. Мои красавицы тоже больные были. У старшенькой Вики – синдром балеринки. Ей уже две операции сделали на ноги, обе успешно. Сейчас она в сборной школы по легкой атлетике. А у Катюхи все еще серьезнее. Когда ее усыновили, ей было практически два года, она весила 6 килограммов 100 граммов при росте 60 сантиметров. У нее одна почка работала на 50 процентов, вторая вообще не функционировала. Сейчас она стоит на очереди на подсадку. Но Катя уже вообще ничего не боится, спортом занимается.

«Дедушка на час»: история 64-летнего Александра, который работает няней

Александр Анатольевич и Ева. Фото: Михаил Голденков / The City

Несмотря на то, что они уехали, мы поддерживаем общение, приезжаем с женой в Штаты раз в год на Рождество. Девчонки выросли уже: старшей 16 лет, младшей – 12, но тем не менее они ждут подарки. Приемная мама нас так и называет – моя русская семья или говорит: «Ваши бабушка с дедушкой приедут». Хотя девочки знают, что они не родные. За всю жизнь пару раз даже говорили: «Я хочу, чтобы ты был моим папой, а Марина (жена Александра. – Прим. ред.) – мамой». Причем все это при приемной маме. Но она умная женщина, не обижалась, спрашивала их: «А как же я?» Они отвечали: «Ты будешь нашей американской мамой, а Марина – русской».


Сервис «Бабушка на час»

Я так привык к детям, что не знал, куда себя деть, когда они улетели. У меня внуков-то нет: есть два взрослых сына, но для них все вокруг просто девчонки, да и не хотят они пока семью создавать, все на потом оставляют. Поэтому в 2016 году решил попробовать пойти на выставку вакансий в рамках программы «Московское долголетие».

Рассказал свою историю, и меня взяли нянем, хотя 80 процентов желающих обычно отсеиваются. Ведь сервис всю подноготную узнает о человеке: справки собирает, в том числе о наличии судимости. Через некоторое время прошел курсы: нас обучали психологии, учили оказывать первую помощь и общаться с родителями и детьми. Причем не просто информацию давали, а ситуации разыгрывали. Так и начал работать. Обычно беру за час 300–350 рублей: никогда не борзею. Сейчас вообще многие предпочитают нянь в возрасте, ведь любая молодая девушка – это конкурент для жены.


Ева

Долгое время вакансий для меня не было. Даже связался с руководителем сервиса, говорю ей: «Почему такого хорошего дедушку никто не хочет брать?» (смеется). Она ответила, что меня уже забронировали, но семья пока не в России, так что надо подождать. Потом мы созвонились с мамой Евы, Ксенией, и я приехал. Она вывезла коляску, тогда малышке и двух лет не было, и мы с ней вдвоем пошли гулять. Ксения очень удивилась, что за два часа прогулки Ева ни разу не заплакала и не попросилась домой. Дети чувствуют, что я добрый.

«Дедушка на час»: история 64-летнего Александра, который работает няней

Ева. Фото: Михаил Голденков / The City

Мне вообще очень интересно сидеть с малышами, особенно весной: люблю песочницы, куличики, показывать цветочки и насекомых. Ведь обо всем надо рассказывать. Еще мы с подопечными часто читаем сказки, мои фавориты – «Волшебник изумрудного города» и «Кротик». Помню, когда Вике читал эти сказки, сам иногда уже дремать начинал, поэтому слова пропускал. А она мне: «Нет, ты забыл!» – уже наизусть знала все.

У меня и с родителями, и с детьми доверительные отношения. Я столько раз брал Еву к себе домой, она ночевала у нас. Мы с женой любим с ней возиться, но в основном, конечно, я занимаюсь. Марина просто боится привыкнуть к новым детям, ведь наши первые подопечные ей как родные стали. Очень переживала, когда они уехали в Америку.


Двухмесячный малыш

Мне как-то предложили с двухмесячным посидеть. Говорю руководителю сервиса: «У вас столько бабушек, а вы мне предлагаете. Я-то готов, но мне страшно, что могу силу не рассчитать. Все-таки это хрупкое существо». В итоге уговорили. Решил попробовать, тем более русский мужик все должен уметь, ведь именно он подковал блоху, больше никто не сумел. В первый раз приехал к этому мальчику, он меня обкакал, сразу подумал: «Ну все, он меня пометил».

Потом остался с ним на весь день, а что тяжелого-то? Я его накормил из бутылочки, подмыл, памперс сменил, и мы с ним на улице гуляли весь день. Только каждые 2-3 часа приходил домой за питанием ему. Жалко, что мальчик с синдромом Дауна оказался. Я с самого начала подозревал неладное, вроде с одного ракурса все нормально, а с другого что-то не так. Но у грудничков особо не заметно, просто отставание в развитии на два-три месяца. Я ему объяснял что-то, а он смотрел на меня, и я чувствовал, что у него в одно ухо влетело, а в другое вылетело. Но у него были свои плюсы, например, он очень хитрый.


Как быть хорошим нянем

Важно правильно взаимодействовать с родителями. Самое главное – не надо их учить. Родители детей – это одно поколение, я – другое. Свое мнение навязывать не надо. Разумеется, у меня тоже есть вопросы. Почему сейчас дают детям «Эспумизан» вместо укропной воды? Почему сейчас покупные готовые смеси, когда есть геркулес? Например, в месяца четыре я малыша с синдромом Дауна начал кормить геркулесом, но только после согласования с родителями. Вообще всегда взаимодействовал с его бабушкой, а она уже все идеи доносила до мамы с папой. Я люблю готовить, ведь с шести лет у плиты, а моя жена к ней не подходит.

«Дедушка на час»: история 64-летнего Александра, который работает няней

Фото: Михаил Голденков / The City

И еще самое главное – наблюдать. Родители привыкли к ребенку, они многое могут не замечать, ведь глаз замылен. У нас даже так было с Евой. Ксения мне звонит, спрашивает: «А Ева не падала с горки, а то она их стала бояться». Говорю: «У меня невозможно упасть, потому что я всегда рядом. То есть я не отпускаю ребенка никуда». Потом решил поэкспериментировать. На большой площадке погуляли – она спокойно себя вела, потом по дворам прошлись – боялась. Пришел к выводу, что на нее дома давят, слишком они громадные. Видимо, та горка была в замкнутом пространстве, вот она ее и боялась.

Ксения Сергиенко

18 сентября