Кокошники за двести тысяч: кто их создает и покупает в 2019-м

Юханн Никадимус много лет занимался ритейлом, а затем заинтересовался старинной вышивкой и начал создавать кокошники. Увлечение превратилось в дело жизни и стало неплохим бизнесом. Его работы используют для съемок клипов, модных фотосессий и свадеб. Поговорили с Юханном о тренде на русский стиль, поиске старинных материалов и о том, кто покупает кокошники за 200 000 рублей.

Фото: Михаил Голденков / The City

Из ритейла в вышивальщики

Я родился и вырос в Казани. Там же учился на актера, но никак не реализовал себя в этой сфере – сразу начал строить карьеру в ритейле. Потом переехал в Москву, работал в магазинах одежды – сначала продавцом, потом директором и управляющим сетью.

Фольклором увлекаюсь давно, раньше пел в ансамбле. Его руководитель, Ярина Николаева, занимается изготовлением народных костюмов, важная часть которого – кокошник. Я видел на фотографиях большие красивые изделия на головах, но тогда не понимал, как они сделаны. Сарафан, например, понятно как сшит – это несколько кусков ткани, а с кокошником – знаковой вещью для русской культуры – все намного сложнее. Мне стало интересно в этом разобраться. Ярина рассказала об истории и особенностях этого головного убора и предложила вместе с ней сделать один. В 2014 году закрылась компания, в которой работал, поэтому решил заняться созданием кокошника. Потратил на него месяц – пять дней в неделю вышивал по восемь часов с перерывом на обед. В итоге просто оставил его у себя.


Как появилось свое дело

После первого опыта я уже знал технологию, мне стало интересно сделать второй предмет самостоятельно. Начал следить за тем, что делают другие мастера народных костюмов, и понял: никто не занимается только кокошниками. Мне это показалось несправедливым по отношению к истории. Повлиял и отклик от людей – это тоже подстегивает. В итоге практически случайно стал специалистом.

В России к XIX веку орнаментальное шитье жемчугом достигло невероятных высот, такого не было нигде в мире. А в середине XIX века начала активно меняться мода, появились мануфактуры, новые материалы. Украшать одежду и головные уборы жемчугом стало не так модно. Я воссоздаю эту технологию, пытаюсь сделать предмет, который мог бы существовать в прошлом. Для этого изучаю музейные экспонаты и старинные фотографии, вдохновляюсь ими.

Сейчас тренд на русское развивается очень быстро. Это касается не только моды, но и быта, изучения своих корней. Я начал выкладывать свои работы в Instagram, рассказывать об истории традиционных головных уборов. Так обо мне узнали люди, появились желающие приобрести кокошники.


Кокошник за 200 000 рублей

Всегда сначала создаю вещь, которая мне интересна, а потом продаю ее. Под заказ очень сложно работать. Это предполагает, что клиент диктует мне условия и очень долго ждет, ведь кокошник готовится несколько месяцев. Стоит один головной убор 200 000 рублей. Прайс такой из-за времени, которое уходит на работу, цены материалов и невозможной красоты.

Я шью не хлопковыми нитками, а современными полиэстеровыми. Жемчуг могу купить и в Москве, хороший сейчас выращивают в основном в Индии и Китае. Одна нитка в сорок сантиметров стоит от 300 до 600 рублей, на кокошник нужно штук семь. Старинные стразы и тесемки можно найти на российских барахолках. А еще есть «Алиэкспресс» – современный шелковый путь: там можно отыскать монгольскую парчу, жемчуга, перламутры, традиционные для Китая вещи.

Мои работы покупают на свадьбы или для интерьера. Я сознательно начал развивать эту историю и рассказывать, что кокошники можно использовать для украшения дома – как иранские ковры или обрядовые африканские маски.

Мы с коллегами организовали «Проектные мастерские» – центр для дизайнеров, в котором есть свой швейный цех с промышленным оборудованием. Он работает как коворкинг. Открывались в 2016-м, поэтому в тот год я успел сделать только один кокошник, а вот в 2018 году удалось создать четыре предмета.


Ученики и последователи

В работе мне больше всего нравится отклик людей. Они просят провести индивидуальные занятия или просто благодарят за то, что я им рассказываю в соцсетях. В прошлом году начал вести мастер-классы. На них приходят как специалисты, которые уже умеют вышивать разными техниками и хотят освоить шитье жемчугом, так и люди, у которых есть желание почувствовать причастность к этому делу: посмотреть, подержать в руках образцы, пообщаться. На такие занятия я приношу предметы XIX века, чтобы их можно было пощупать, развернуть, изучить все швы – сделать то, что запрещено в музеях. Сейчас набрал небольшую группу, будем встречаться с участниками на протяжении длительного отрезка времени, каждый по итогу сошьет свой предмет. Две такие встречи стоят 7 000 рублей.

В основном на занятия приходят женщины, но бывают и мужчины, иногда очень брутальные. Хотя в Индии, например, вышивкой традиционно занимаются именно мужчины – для них это возможность зарабатывать деньги и получать образование. А вот на Руси шитье считалось исключительно женским мастерством.

Симона Андрисенко

25 сентября