Моя Москва: Ольга Свиблова

Герои нашей рубрики «Моя Москва» делятся своими детскими воспоминаниями о жизни в Старой Москве и сдают любимые места. В первом выпуске – директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова.

О своем первом московском адресе

Я родилась на улице Ульяновской, там был знаменитый роддом. А жила я в двухэтажном строении, сегодня такие называют бараками, в коммуналке на 16 квартир без ванны, с огромной общей кухней. Там стояло 16 плит, и вся эта кухня всегда была перегорожена развешанным бельем. Мы, будучи детьми, детьми в нем в прятки играли. Было очень весело.

Раз в неделю мама водила меня в баню, был помывочный день. Я до сих пор ее не люблю. Все эти ушаты, страшные веники, огромные женщины в парилке наводили на меня ужас.

Мы жили вчетвером в 14-метровой комнате, но это было прекрасно. У нас был огромный шкаф, который перегораживал ее на два отсека – в одном были мы с бабушкой, спали на одной кровати валетом, а в другом – родители. На их части еще стояло пианино, гуляла кошка Брыська, карп Тяпа в тазу. Это родители купили однажды огромную живую рыбину, но убивать не стали, и он шесть лет провел с нами. В этой квартире всегда пахло антоновскими яблоками, я этот запах обожаю до сих пор. На шкаф, который перегораживал квартиру, бабушка ставила все, что можно было, – и все кастрюли, все вазы заполнялись яблоками. Бабушка с базара приносила килограммы антоновки и они лежали аж до Нового года.

Утром я помню были колоссальные очереди в туалет. Я поэтому ненавижу очереди, а тем более в музеях. Это лишнее ожидание совершенно не подготавливает тебя к встрече с прекрасным. Когда музеи пустые – плохо. Но когда в них очереди – тоже плохо. Промерзший усталый или получивший солнечный удар человек – плохой зритель.


О cекретиках

Детям было удовольствие – жить в этой Старой Москве, у меня очень счастливые воспоминания. За домами, которые стояли по Ульяновской улице, были замечательные дровяные сараи. Где у каждой семьи был свой чан с кислой капустой. В этих дровяных сараях можно было прятаться, играть в войнушку или делать «секретики». Сегодня уже все забыли, что это такое, когда цветные фантики от конфет закрывались стеклышком от бутылки и закапывались. Еще я собирала в своем сарае всех бродячих собак с района – если кошка умещалась в 14 метрах, то собака нет.


О месте силы

У каждого человека в родном городе есть место силы. Для меня это Спасо-Андроников монастырь. Бабушка меня все время водила гулять по его территории. Там, в центре стоит каменный Спасский собор, который по легенде расписывал сам Рублев. Я его обожаю, это один из самых красивых соборов в Москве, очень неожиданный и с каждой точки зрения совершенно разный. А вокруг него совершенно дивная поляна – большое пространство, засаженное травой. Я летом, если очень устаю, просто прихожу полежать и посмотреть на эту гениальную церковь. Зимой здесь тоже можно гулять, зайти в музей древнерусской иконописи, который сейчас преобразил его новый директор Михаил Миндлин. Монастырь стоит на горе, и в детстве, когда бабушка не видела, мы удирали туда с ребятами и катались на санках. Причем съезжали прямо на проезжую часть на набережную Яузы, но так как машин было мало (это тоже мое воспоминание о Москве, что машины ездили крайне редко), мы все остались живы.


О символе города

Самое московское место для меня – кафе «Пушкинъ». Открыли его два умных человека: Константин Эрнст и Андрей Деллос. Они вспомнили знаменитую песню великого шансонье Жильберо Беко «Натали», в тексте упоминалось «Кафе Пушкин» в Москве, которого не было никогда. В самом центре Москвы, на месте старой аптеки, они построили дивный ресторан. Он идеально вписался в линию бульвара, где остались каменные, двухэтажные здания.


Об огнях Москвы

Я очень много летаю, это часть моей работы, но я обожаю возвращаться в Москву. И в самолете, и в такси меня всегда встречают огни. Мне нравится, что Москва светится. Мне кажется, ни один другой город Земли так не сияет. Даже Елисейские поля в Париже выключают иллюминацию где-то в два часа ночи.


О том, куда отвести человека, который в Москве в первый раз

Если люди приехали в Москву, то они первым делом, конечно, идут в Кремль и на Красную площадь. Если ты туда не пошел, ты не был в Москве. Сегодня есть Никольская и много пешеходных улиц, где кипит жизнь, и мне в общем и целом это нравится, несмотря на то, что я больше передвигаюсь по Москве на машине. Нельзя не спуститься в московское метро – это памятник архитектуры. И потом, человеку надо попасть в музеи. Есть, например, чудесный Музей архитектуры, который я очень люблю.


О парках

Парки были заброшенными и полукриминальными зонами, а сегодня мы ими гордимся, причем не только Парком Горького – можно пойти в Измайловский парк, в «Сокольники», можно пойти в парк на Бауманской – везде есть жизнь. Можно танцевать, можно заниматься спортом, можно гулять. Всегда есть чем заняться.

21 октября