Sartoria Lamberti – ресторан-событие

В гостинице «Ритц-Карлтон» открылся новый ресторан, и это событие и для гостиницы, и для всего города. Александр Ильин побывал там и объясняет, почему Sartoria Lamberti – это так важно.

Человек и место

Во-первых, Уиллиам Ламберти. Он не открывал в Москве ничего больше года, с тех пор как в апреле 2018-го запустил Montifiori на Малой Бронной. Точнее, открывал, но и CocoLambert, и GoEast схлопнулись, не проработав пары месяцев (говорили всякое: нехорошие места, не вовремя, не пошло; на мой взгляд, неудача в принципе редко объяснима). Плюс Бадаевский завод, где располагается его же Nofar, вроде как идет под снос, и это тоже боль, а Montifiori вроде как переезжает. Так вот: по нынешним временам подобная пауза может означать что угодно. Вплоть до «надоело, уезжаю». Особенно с учетом того, что Ламберти как-никак иностранец. Однако он еще и, кроме шуток, наше общегородское достояние. Ulliams, Ugolek, Pinch – это он сделал (хоть многие уже не помнят), и без них ресторанную Москву не представить. В общем, когда Ламберти открывает ресторан, это позитивная история.

Во-вторых, Sartoria Lamberti – третье заведение на этом месте. Или даже четвертое, не помню. Предыдущее именовалось «Русь» и особых прорывов не демонстрировало ни по какой части; просто ресторан при отеле. Можно порассуждать, почему у нас в городе люди не ходят в рестораны при отелях. На этот счет у меня есть теория: любая локация должна созреть. Занять некое свое место в общественном сознании. Чтобы граждане, выбирая, где поесть, и перебирая Большую Никитскую, Малую Бронную, Лесную и, допустим, Сретенку, вспоминали и ее. «Дорогая, а вот еще можно в отеле поужинать», «Милый, ты в себе вообще?» То, что люди пренебрегают гостиничными ресторанами, – безусловно, дикость. Ведь во всем мире поваров, которые проработали там хотя бы пару лет, нанимают не глядя. Конечно, такие рестораны надо уметь делать. И у Ламберти, похоже, получилось.(Место, надеюсь, созрело; Novikov под той же самой крышей вполне себе работает не первый год).

Мастерская

В проекте Sartoria у Ламберти есть партнер – Алексей Алекминский. Его формальный статус определить сложно; говоря коротко, он придумал и воплотил концепцию, как это все должно выглядеть. Раньше Алекминский занимался мужским стилем. Barberia Numero Uno на Малой Бронной и в Денежном переулке – это его; но если вы решили, что это такие дорогие барбершопы, то нет. Там можно побриться и постричься, а еще пошить костюм у итальянского портного, который будет приезжать к вам на примерки. В общем, уже здесь заметна идея, положенная в основу «Сартории»: итальянское швейное ателье как метафора хорошего вкуса. Кстати, sartoria означает как раз «швейное ателье» (наверняка все уже это слышали, но вдруг нет). И вот эта идея проявляется в новом ресторане и метафорически, и буквально.

Слева от входа оборудован закуток под мастерскую. Там натурально сидит швея и вышивает монограммы на платочках, которые потом дарят гостям на память. Если взглянуть направо, то увидите шкаф с платьями и пиджаками (а точнее, одно платье и два смокинга). Говорят, что это одежда из итальянского Музея Моды и что за ней – просто чтобы выставить на какое-то время – стоит очередь, так что экспозиция сменная. И чтобы не было похоже на Hard Rock Cafe, помимо одежды в шкафу, плотно висят бумажные лекала; говорят, вполне рабочие. Две обтянутые латунью колонны при внимательном рассмотрении оказываются наперстками, вилки и ножи выглядят как великанские швейные иглы, а визитки выполнены в виде пальтовых пуговиц – красных и черных. Номерки в гардеробе – тоже в общем стиле – обрезки портняжного метра. Официанты с утра надевают один костюм, после обеда – другой, и это такие костюмы, что имеются не у каждого здешнего гостя: индпошив, Италия. В общем, много всего интересного.

Еда

По краю располагается открытая кухня, и от нее нет никакого запаха: вытяжка сильная, пар из кастрюль поднимается строго вертикально. Хотя одна проблема все-таки есть: вместе с кухонными ароматами вытягивается воздух из зала; через полчаса начинаешь клевать носом – маловато кислорода. Должность шеф-повар занимает Сергей Андрейченко, до сих пор работавший в Montifiori (вот как раз и оно) и явно нуждавшийся в пространстве посерьезнее. Его стиль в целом не претерпел каких-то страшных мутаций: французская школа, легкая рука, редкое чувство меры. И понимание, что и где уместно делать. Влияние Ламберти чувствуется – но и доверие тоже.

Кухню в целом можно определить как итальянскую, но стремящуюся прочь бежать от классики. То есть и ризотто, и паста, но иным слегка манером. Пиццы, если что, нет, и это принципиально: заведение подчеркнуто недешевое; посмотрите хотя бы на упомянутые официантские пиджаки – что вы, какая тут пицца. От Ламберти, кстати, в меню имеется привет: салат с лососем и манго (950 рублей). Точно такой он готовил в 2004 году в новиковской «Галерее»: целые салатные листья, тонко нарезанное манго, роллы из лосося без риса. Много зелени, никаких углеводов, сплошное здоровье. Впрочем, это единственное ностальгическое, хоть и неожиданно актуальное блюдо в меню. В остальном углеводы все-таки преобладают.

Ризотто с трюфелем и козьим сыром (1300 рублей) – блюдо, которое никто не назовет архаичным, хотя все ингредиенты абсолютно классические. Однако рис заправлен явно куда более сложно, чем обычной масляной смесью; да и кружки молодого сыра добавляют в общий букет какую-то анархическую веселую ноту. Кстати, трюфелем ризотто посыпано от души, но в меру, и это тот редкий случай, когда трюфеля ровно столько, сколько нужно. Ризотто с белыми грибами (1350 рублей) – на полтарелки риса, на полтарелки сливочного соуса с грибами. Можно есть вприкуску, можно перемешать; не сказать, что очень необычно, зато щедро и уместно.

Sartoria Lamberti – ресторан-событие

Спагетти с крабом

Спагетти с крабом (2100 рублей) – буквально рог изобилия. Точнее, крабовый панцирь, из которого вываливаются на тарелку паста и крабовое мясо. В подобных блюдах важно соблюсти баланс, чтобы спагетти не были восприняты как бестолковый гарнир – и здесь баланс соблюден, не придраться. Паста хороша настолько, что хоть просто с маслом ешь. Спагетти карбонара с креветками (950 рублей) – к сожалению, самое неудачное блюдо из всех, что я попробовал. Недостаток один, но серьезный: соус настолько плотный, что не прожуешь. С карбонарой такое порой случается – когда ее готовят от широкой души, добавляя побольше сыра и забыв плеснуть воды, в которой варилась паста. Спросил у поваров – да, воды не добавляли; тем более что и пасту варили не в воде, а в бульоне. Согласились, что, да, соус плотноват; обещали поправить.

Палтус с авокадо (1400 рублей) – вот об этом можно написать отдельную заметку. Конечно, титульные ингредиенты выбраны беспроигрышно; с хорошим палтусом вообще главное не переготовить (и не переготовили). Однако добавить в тарелку несколько листочков брюссельской капусты, приправленных ванилью, – это вот сильно. Такой штрих переводит блюдо в совсем другую лигу. И так вкусно, что не хочется ничего анализировать – просто съесть и попросить добавки.

Sartoria Lamberti – ресторан-событие

Десерт «Черный трюфель»

Десерт «Черный трюфель» (800 рублей) – именно таков, как следует из названия. Две крупные шоколадные раковины в форме, да, черного трюфеля, наполнены шоколадным муссом, в котором натертого трюфеля чуть ли не больше, чем в упомянутом ризотто. Это может понравиться, или наоборот. В зависимости от того, насколько вы любите трюфель. Роскошный десерт во всех смыслах. Как и ресторан. Кстати, меню в Sartoria Lamberti еще далеко не устоялось. Так что надо снова идти. Хотя дорого. Но прямо настоящая гастрономия. И платочки, опять же, дарят.

Тверская, 3
8 (495) 795-00-25

Александр Ильин

12 ноября