5 вещей, которые меня изменили: режиссер Ирина Вилкова

В преддверии выхода нового сезона сериала «Бар «На грудь» на сервисе «Окко» спросили у режиссера и актрисы Ирины Вилковой про пять вещей, которые на нее повлияли.

Театр.doc


Большую часть моей личности и судьбы сформировали два человека: Елена Гремина и Михаил Угаров. Они меня взяли в школу документального кино. В Театр.doc я написала первую пьесу. Это большая часть меня на данный момент. Институт на меня не повлиял почти никак: меня то отчисляли оттуда, то принимали обратно. Уже после выпуска я почти случайно оказалась в труппе. На каком-то капустнике в честь юбилея (не помню кого) меня увидела девочка и позвала в театр. Первый спектакль я играла в Польше, а потом понеслось. Я видела весь репертуар и переиграла половину, читала все пьесы на фестивале «Любимовка». Наслушавшись кучу хорошей современной драматургии и параллельно играя в сериалах совсем другого уровня, родилось желание как-то уравновесить эти два мира – перенести качественную новую драму в мир сериалов. Однако с кинопроизводством все оказалось очень сложно.

«Дети райка»


Это было культовое место. В Москве его открывали Варвара Турова и Алексей Паперный (у него до сих пор есть «Китайский летчик»). Когда я уехала в БДТ к Могучему, кафе «Дети райка» как раз открылось на Рубинштейна. Я проводила там большую часть времени, написала первые сценарии, детскую сказку для театра «Битком», все артисты из которого снимались у меня в «Баре «На грудь». Это была творческая среда, где я общалась со всеми приезжающими драматургами, музыкантами, режиссерами. Кстати, ни одна история «Бара «На грудь» оттуда не выросла. Из «Детей райка» родилась история моего полного метра «Хроники богемы». Проект в запуске уже второй год.

Видеомагнитофон


На меня повлияло все: от «Санта Барбары» до Роя Андерссона. Это все палитра красок, которыми я могу пользоваться как сценарист, режиссер и актриса. Я знаю наизусть фильм «Девчата». Мама ставила мне этот фильм перед сном вместо сказки. У нас были VHS-кассеты «Девчата» и «Весна на Заречной улице». Мы были зажиточными для Новокузнецка! Видеомагнитофон появился у нас, наверное, в 95-м и повлиял на меня больше самих кассет. Весь двор брал их у нас, это был такой местечковый видеопрокат. Я даже вела список в тетрадке, чтобы все возвращали их мне назад. То есть я практически начинала как Тарантино.

Ван Дамм


В 14 лет я озаботилась тем, что у меня нет какого-то кумира. Я подумала, что надо найти постер хоть кого-то, пошла на базар, и единственный вменяемый плакат из тех, что я нашла, был с Ван Даммом. Ничего другого не продавалось, так что я купила, несмотря на то, что ни одного фильма я с ним не видела. Но вскоре у меня появился тот же кумир, что и у всего мира.

Леонардо Ди Каприо


Подростком я посмотрела фильм «Полное затмение» про Рэмбо и Верлена. Ди Каприо играл там, когда ему было 16. Не знаю, где я взяла этот фильм, до него я не видела ни «Титаник», ни «Ромео и Джульетту». В «Затмении» были любовные сцены, которые меня совершенно поглотили. И вот заходит мамина соседка. Типичная такая женщина из коммунальной квартиры – рыжая химия, халат, сигарета. А тут у меня мужики на экране. Она такая: «Оль, ты ей что разрешаешь смотреть?» Мама такая: «Ну а что? Пусть учится». Я влюбилась тогда в Ди Каприо и до сих пор благодарна маме, которая позволяла мне смотреть все что угодно. А потом еще ведь был фильм «Бум» с Софи Марсо. Никому в школе не дали его досмотреть, потому что первую часть показывали в ночь на воскресенье и можно было отоспаться, а вторая была в ночь на понедельник. Мне мама тоже не разрешила, но я встала, включила телевизор и села смотреть. Смотрю, и тут появляется мама. Стоит какое-то время, а потом говорит: «Сделай потише». И уходит. Короче, я пришла в класс и оказалась единственной, кто посмотрел вторую часть. Это была победа.

13 декабря, 2019