«Оскар-2020»: кто победил и что теперь с этим делать

В Лос-Анджелесе прошла 92-я церемония вручения наград Американской киноакадеми «Оскар». Об итогах премии – кинокритик The City Егор Москвитин.

Победа любого из девяти фильмов, которые еще несколько часов назад боролись за главный «Оскар», стала бы сенсацией – если не исторической и культурной, то хотя бы статистической и индустриальной. «Джокер» мог бы стать первой экранизацией комикса, удостоенной самой важной кинонаграды мира. «1917» – первым фильмом, победившим без номинаций за актерские и работы и монтаж, – то есть техническим чудом, а не историей, рассказанной по привычным законам кино. «Маленькие женщины» – лишь вторым за почти вековую историю «Оскара» фильмом, снятым женщиной; до этого побеждала лишь Кэтрин Бигелоу с «Повелителем бури». А «Однажды… в Голливуде» (простите за статистическое занудство, но уж очень велико влияние математики «предоскаровские» прогнозы) мог стать первым фильмом без номинации за монтаж и признания гильдии режиссеров США. И так далее. В каждом из этих случаев можно было бы говорить о том, как меняются сами слагаемые понятия «лучший фильм».

Но победили «Паразиты» – и это стало самой громкой сенсацией из всех возможных. Первый фильм, снятый на иностранном языке. Первый «Оскар» в истории Кореи. Кино без единой международной кинозвезды. Иностранный фильм, не имеющий никакого отношения к Америке – в отличие от снятого французом «Артиста» и снятого мексиканцем «Бердмена». Мишель Хазанавичус воспел в своей картине Голливуд, а Алехандро Гонсалес Иньярриту – Бродвей; оба сделали это на английском языке. Наконец, «Паразиты» – кино, пренебрегающие законами, по которым пишутся и снимаются голливудские драмы. В нем совершенно другие пропорции комического и трагического; парадоксальное соотношение психологического реализма и художественного абсурда; непривычные для большого кино вкрапления триллера и экшна.

Казалось бы, волна азиатского кинематографа движется на западный мир, как коронавирус: японские «Магазинные воришки» и «Паразиты» побеждают в Каннах. Чемпионом «Санденса-2020» становится фильм «Минари», снятый американским корейцем и рассказывающий об ассимиляции корейцев в США. Редкие фильмы с целиком азиатским актерским ансамблем – «Безумно богатые азиаты», «Поиск», «Прощание» – становятся фаворитами зрителей и критиков англоязычного мира.

Но объяснить решение Академии конъюнктурой невозможно. Во-первых, для американцев все еще есть темы и позлободневнее. Во-вторых, голосование за лучший фильм устроено так, чтобы его исход был действительно отпечатком коллективного бессознательного. А в-третьих, действительно неожиданные призы за режиссуру (как это – не Сэм Мендес?) и оригинальный сценарий (как это – не Квентин Тарантино?) подтверждают, что большинство академиков искренне посчитало этот фильм лучшим.

Будут ли у этого решения последствия? Превратится ли «Оскар» в международный кинофестиваль длиной в год с почти девятью тысячами членов жюри? Станут ли неголливудские актеры вроде Антонио Бандераса еще чаще появляться в числе номинантов? Увезет ли Хильдур Гуднадоуттир (первая женщина в истории, награжденная как композитор!) еще больше «Оскаров» в маленькую Исландию? Сбой в программе может как стать триггером перемен, а может остаться сбоем. Когда в 2005-м году впервые за долгое время победило «Столкновение» – фильм с рейтингом «для взрослых» – никто и предсказать не мог, что такое кино будет выигрывать еще пять лет подряд.

Возможно, и «Паразиты» заразят Академию интересом ко всему новому, незнакомому и иному. Не зря ведь с этого года категория «Лучший фильм на иностранном языке» переименовывается в «лучший международный фильм». Потому что никакого чужого языка нет – есть только язык кино.

Егор Москвитин