Певица Анна Бутурлина о современных принцессах, закулисье «Оскара» и джазе в России

В начале февраля российские медиа взорвались от сенсационной новости: джазовая певица Анна Бутурлина, официальный голос Эльзы в России и звезда «Холодного сердца», будет выступать на премии «Оскар». Как только репетиции на сцене Dolby Theatre, знакомство с Идиной Мензел, встреча с Брэдом Питтом и поездки на лимузине остались позади, The City встретился с Анной, чтобы немного покататься на коньках и заодно расспросить, каково было выступать перед Элтоном Джоном и Билли Айлиш.

– Что вы почувствовали, когда узнали, что будете петь на «Оскаре»?
– Я была в шоке, столько эмоций, но поделиться ими я ни с кем не могла. Мне позвонили еще в начале января, но долгое время эта информация была под большим секретом. Официальный анонс киноакадемия дала только за два-три дня до церемонии. Так что на этапе подготовки я даже родителям не могла сказать, по какому поводу меня пригласили в Америку. Просто сообщила, что еду на гастроли в Лос-Анджелес по приглашению Disney.

– И совсем-совсем никто не знал?
– Знали два человека из компании Disney. И конечно, пришлось сказать дизайнеру Александру Терехову. Нужно было подобрать платья для выступления и для красной дорожки. Художники церемонии заранее продумали, как мы должны выглядеть на сцене, и надо было попасть в определенную цветовую гамму – от бледно-розового до сиреневого. На свой страх и риск мы выбрали для сцены платье, которое было розово-бежевого цвета. В Америке были готовы предоставить наряды, но все Эльзы привезли с собой свои. Перед первым прогоном церемонии в платьях художник посмотрела на нас и сказала: «Вы великолепны, все оставляем как есть!» А для красной дорожки у меня было элегантное золотое платье.

Певица Анна Бутурлина о современных принцессах, закулисье «Оскара» и джазе в России

Фото: Kevin Mazur/Getty Images

– Каково это было – позировать на главной красной дорожке мира?
– Очень волнующе. Ведь я одна представляла целую страну. Но сразу скажу, что там магии кино нет. «Оскар» – такой отлаженный механизм, где все продумано и спланировано до секунды, это огромная работа, где каждый человек занят своим делом. Все четко, минута в минуту. Да, нас приняли по-королевски: каждую из Эльз привозили на репетиции на персональном лимузине, у нас были отличные номера в одном из лучших отелей Беверли-Хиллз. Но за все четыре дня, что я там была, я даже город не успела посмотреть: наши дни были расписаны с утра до вечера. И не только наши. Даже когда мимо тебя проходит Брэд Питт, нет никакой возможности с ним пообщаться: он сразу идет в фотозону, потом к репортерам, к агентам и снова в зал.

– Вы тоже были в зале, смотрели церемонию оттуда?
– Да, после нашего выступления мы переместились в зрительный зал и успели посмотреть все главные выступления: Элтона Джона, Билли Айлиш, Эминема, Жанель Моне. Очень понравился ее номер, невероятно сложный. Но больше всех в душу запала Синтия Эриво – это полностью моя эстетика. Правда, старшая дочь до сих пор не может простить мне, что я поехала без нее и видела «саму Билли Айлиш!» (смеется).

– Столько стараний из-за одной строчки...
– Да, нам всем досталось по чуть-чуть, но зато какой эффект. Все Эльзы очень самобытные, и каждая из нас по-разному понимала эту героиню и по-своему, по-особенному чувствовала. В этом номере мы стали единым целым, при этом оставаясь самими собой. Мы чудесно общались. Правда, Идина, наша главная Эльза, немного держалась в стороне: она появилась на финальной репетиции и за день до. Но в этом нет ничего удивительного, ведь она главная звезда. Я слышала, что художники «Холодного сердца» рисовали Эльзу во время пения именно с нее: как она двигается, какая у нее органика и жесты.

Видео: YouTube/DisneyMusicVEVO

– Расскажите, как вы стали Эльзой. Как был устроен первый кастинг?
– На самом деле Эльза не первая моя героиня. Первой была Тиана из мультфильма «Принцесса и лягушка», который вышел еще в 2009 году. Так что мой голос и мои возможности студия уже знала. И когда появился новый персонаж, меня снова пригласили на голосовой кастинг. Я спела небольшой кусочек из арии «Отпусти и забудь», записала пару фраз из диалогов, а потом пробы отправили в главный офис Disney.

– То есть русский голос утверждали американцы?
– Да, они слушали, насколько он попадает в образ, близок ли к первоначальному замыслу. В итоге я ждала месяц-полтора, а потом мне позвонили и сказали, что роль – моя. И это, конечно, изменило мою жизнь. Это совершенно другая реальность, в которую ты попадаешь, и тебе не хочется выходить из этой сказки. В «Холодном сердце» очень сложные вокальные партии, поэтому на роль пригласили именно певицу. Но хорошо петь – это еще не все, нужно уметь работать голосом по-актерски. В некоторых странах, например, за Эльзу говорит одна актриса, а поет – другая. Задача непростая, потому что текст мы видим только в момент записи, репетировать заранее не принято. Поэтому все интонации приходилось искать прямо на ходу.

– Эльза – принцесса с характером, сложным детством, повышенным чувством ответственности. Насколько вам близка вам эта героиня?
– Мне в начале работы приходилось думать, как найти к ней подход, потому что я никогда не была принцессой. Мне было непросто примерять ее наряд. И отличный совет тогда мне дала режиссер дубляжа. Она предложила мне представить, что я всегда хожу в туго затянутом корсете. И он стал таким символом внутреннего стержня для меня. Она максимально сдержанная в словах и эмоциях, очень замкнутая, долгое время считала свой дар проклятием и, боясь навредить близким, стала отчужденной. «Холод всегда мне был по душе», помните? Во второй части Эльза становится более открытой и в песнях интересно раскрывается. Думаю, мы нашли общий язык, и теперь она уже неотъемлемая часть меня.

Певица Анна Бутурлина о современных принцессах, закулисье «Оскара» и джазе в России

Фото: Михаил Голденков/The City

– А на каких мультфильмах вы росли?
– Сложный вопрос. Как таковых ролевых моделей у меня не было. Но я помню, как мы с мамой ходили в кинотеатр на «Белоснежку и семь гномов», и я потом была влюблена в эту героиню. Мне нравилось и то, как она пела и как выглядела. Сейчас ее образ, конечно, устарел. Современные принцессы другие – более решительные, что ли, у них другие ценности.

– И они больше не обязаны выходить замуж!
– Да, в нашем мире это и правда не самая главная задача женщины. Но тем не менее я убеждена, что лучше быть вдвоем, чем одному. Я как женщина в разводе и мама, воспитывающая дочерей одна, понимаю, насколько важно иметь рядом мужское плечо. Мне кажется, это правильно – быть вдвоем. Какой бы сильной вы ни были, вдвоем вы вдвойне сильнее.

– У вас две дочки, что вы как мама хотите вложить в них в первую очередь?
– Я верю, что есть вечные ценности вне зависимости от тенденций современного общества: благородство, доброта, великодушие, честность, верность – эти моральные принципы не устаревают. Я часто с детьми веду беседы о том, как нужно смотреть на мир. Что каждый день надо проживать с радостью. Что нужно делиться хорошим. Я считаю, родители нужны детям, чтобы помогать им, оберегать их, открывать как можно больше интересного в мире, который их окружает. Не ограничивать, не осуждать. Я даю им максимум свободы и просто наблюдаю за ними. Помогаю. Поддерживаю. Стараюсь как можно меньше говорить «нет». Я люблю слово «да». Я сама люблю свободу и не хочу никому ограничивать возможность выбора.

Певица Анна Бутурлина о современных принцессах, закулисье «Оскара» и джазе в России

Фото: Kevin Winter/Getty Images

– Как ваши девчонки реагируют на повышенное внимание к вам? Каково это, когда Эльза практически везде: от футболок до йогуртов?
– Ну, Эльза – это же не я! Это героиня мультфильма. Младшая еще не понимает, ей всего три года. Она все песни знает наизусть, поет с кайфом и в детском саду уже воспитательнице рассказала: «Это вообще-то моя мама поет». А старшая – моя большая поклонница, моя опора, всегда радуется за меня. Следит за моими успехами, говорит: «Мам, ты лучше всех». Но она немного стесняется, ей кажется, нескромно всем рассказывать, что я озвучила Эльзу, что выступала там-то, была там-то. Я не думаю, что этого стоит стыдиться, гордиться успехами близких совсем не зазорно.

– А чем бы вы хотели гордиться, каким успехами?
– Я бы очень хотела, чтобы люди в нашей стране больше интересовались джазом и стали бы его активно слушать. В России есть мнение, что джаз – музыка для избранных, и у многих нет понимания, что это вообще такое. Зато есть куча стереотипов, что это не для нас, что сложно, скучно, что слушателю нужно обязательно иметь какую-то подготовку. Это не совсем так. Джаз – музыка эмоций. В нем столько силы, искрометных ритмов, он не может оставить равнодушным никого. У меня очень часто было такое, что люди приходили на концерт случайно, а после подходили, благодарили, говорили, что стали поклонниками. Если удается заразить джазом новичка – это победа.

– У нас в стране джаз – это не коммерческая история совершенно, так ведь?
– Да, у нас либо по любви, либо за деньги. Я выбрала сердцем и не жалею. Та музыка, которая сейчас популярна, мне не интересна совсем. Я люблю импровизацию. И джаз дает мне возможность каждый день исполнять произведения по-разному. Я все время нахожу какие-то новые краски и грани. Делаю аранжировки, пишу тексты на русском к американским мелодиям, пытаясь как-то адаптировать эту музыку, чтобы это стало понятнее и ближе российскому слушателю. В 2017 году на «Мелодии» вышла моя пластинка «Осторожно <музыка>» с джазовыми версиями советских и российских песен. 6 марта у меня концерт в культурном центре ЗИЛ – будем играть и джазовые стандарты, и песни бразильских композиторов, и эстрадные хиты.

Певица Анна Бутурлина о современных принцессах, закулисье «Оскара» и джазе в России

Фото: Михаил Голденков/The City

– А на какие концерты вы сами ходите? Кого из артистов хотели бы послушать?
– Я хожу на коллег по цеху, конечно. И всегда радуюсь возможности послушать джаз от истоков – относительно недавно ходила на Грегори Портера. А еще было бы очень интересно пообщаться с Бьорк, например. Меня вообще восхищают первопроходцы, отважные смельчаки, которые делают то, что не делает никто другой. Хотелось бы спеть вместе со Стиви Уандером. А еще у меня есть любимая бразильская певица Элис Режина. К сожалению, ее уже давно нет в живых, но было бы очень интересно посмотреть на ее живое выступление.

– Джаз наверняка очень сложно исполнять.
– Да, непросто. Но можно иметь небольшой голос, здесь ритмическое чутье важнее. Джаз весь построен на ритме, очень важно уметь им владеть. Я считаю, что джазу надо посвящать много времени и заниматься им, если хочешь чего-то достичь. Любая культура требует глубокого погружения. Мы же не можем себе представить, чтобы эстрадная певица исполнила вдруг оперную партию – это совершенно другая техника исполнения, для этого нужна другая профессиональная подготовка. И с джазом такая же история.

На русском языке песню «Внозь за горизонт» в моем исполнении можно услышать в официальном саундтреке к фильму «Холодное сердце 2», который доступен на всех цифровых площадках. А еще редакция The City благодарит за помощь в проведении съемки каток «Восход» в парке Горького.

Анастасия Круглякова