Girls power: в Пушкинском музее впервые показывают Артемизию Джентилески

Вслед за «иконой феминизма» Фридой Кало в Москву приехала «первая феминистка в истории» Артемизия Джентилески.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Новую выставку Пушкинский анонсировал с помпой, все-таки старые мастера – «золотой запас» любого музея, однако большая часть представленных работ тут из собственного собрания, привозных всего три, а идти туда стоит и вовсе ради одной. С другой стороны, «Гости из Неаполя» – своего рода рекламная кампания, предваряющая большую выставку Музея и Королевского парка Каподимонте, которую должны привезти в следующем году. В его коллекции есть и Боттичелли, и Рафаэль, и Тициан, но привезут ли их в Москву – пока тайна.

Среди женщин-художниц XVII века Артемизия Джентилески самая известная, три года назад в Риме даже прошла большая ретроспектива, окончательно закрепив ее на художественном Олимпе. Но судьбу ее обычной не назовешь. Живописи римлянку Артемизию учил отец, Орацио Джентилески (успешный художник, который расписывал библиотеку Ватикана, а под конец жизни подвизался при дворе английского короля Карла I), причем девочка оказалась гораздо талантливее своих братьев. Когда ей было 19, ее изнасиловал коллега отца, художник Агостино Тасси. Долгое разбирательство в суде (в XVII веке это уже не считалось нормой и никто не пенял Артемизии на неправильной глубины декольте) привело насильника в тюрьму, но для жертвы было весьма унизительным. Живопись стала своего рода арт-терапией, и надо ли объяснять, о чем думала художница, когда с максимальным реализмом выписывала на полутораметровом холсте, как красивая еврейская вдова Юдифь с помощью служанки отпиливает голову подвыпившему ассирийскому военачальнику Олоферну, и кровь растекается по белоснежным простыням. Именно эту, самую известную ее работу и показывают сейчас в Москве.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

После трагического эпизода Артемизию спешно выдали замуж, родив двух дочерей, она развелась, и, как пишут биографы, наслаждалась независимостью и свободой. Путешествовала и много работала, сперва во Флоренции, под крылом у знаменитых Медичи, рядом с Галилеем и Микеланджело, потом в Генуе, Венеции, Риме, Неаполе, и вместе с отцом – в Лондоне. Стала первой женщиной-академиком (в 23 года) – знаменитая флорентийская Академия живописи приняла ее в свои ряды. В 1970-е годы феминистки сделали Артемизию одним из символов своего движения, следом появились романы на сюжет ее жизни, а на аукционах ее картины сейчас уже стоят наравне с современниками-мужчинами, дешевле $2 миллионов даже и не ищите.

Картины Джентилески и правда производят сильное впечатление. Как и ее отец, Артемизия впитала главное, что принес в историю искусства XVII век – караваджизм. Микеланджело Меризи да Караваджо, гениальный римский скандалист, чья жизнь описывается по большей части полицейскими хрониками, в начале столетия кардинально изменил подход к живописи. Вместо идеальных и совершенных людей предшествующей эпохи Возрождения, его героями стали крестьяне с грязными ногами и лохматыми бородами, на смену равновесию пришла динамика – святые перестали парить в райских кущах, и начали падать на зрителя в резкой диагонали. Но главное – свет стал играть на картине ключевую роль, выделяя главное в сюжете, и отправляя в тень второстепенные детали. Посмотрите на «Юдифь» с этой стороны, и замысел художницы станет еще яснее.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

Караваджистами (то есть последователями художника, прямых учеников у него не было) были и два других мастера, чьи картины привезли из Неаполя – Фраческо Гварино со «Святой Агатой» и француз Симон Вуэ со смазливым ангелом с кудрявой шевелюрой и мощными крыльями, который изящным жестом с оттопыренными пальчиками показывает зрителю окровавленную тунику Христа.

То, что из трех привезенных работ акцент сделан именно на Джентилески – не только признание значимости, но и общемировой тренд. «Женское» искусство все больше оказывается в фокусе и кураторов по всему миру, и коллекционеров. Из запасников и архивов появляются новые имена, и вдруг оказывается, что этот «невидимый фронт» был не менее ярким, чем «мужское» искусство, давно обосновавшееся в музейных залах. Софонисба Ангвиссола, Клара Петерс, Элизабетта Сирани, Юдит Лейстер, Михаэлина Вотье – велика вероятность, что этих имен вы никогда не слышали. Но наверняка услышите.


ГМИИ имени Пушкина, Волхонка, 12
До 31 марта
Взрослый билет – 400 рублей, льготный – 200, дети до 16 – бесплатно

Ирина Осипова

04 февраля