«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Пока с кинотеатральными премьерами негусто, кинокритик Егор Москвитин рассказывает о новинках Netflix – фильмах и сериалах, на которые не жалко потратить время.

«Платформа»/El hoyo

Фильм

«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Фото: Basque Films S.L.

Испанский (лучше бы, конечно, итальянский) триллер-антиутопия, который даст зрителям пару советов о том, как оставаться людьми в условиях дефицита ресурсов. Действие происходит в недалеком будущем в экспериментальной тюрьме без окон. Это то ли башня, то ли шахта; внутри сотни этажей, и на каждом содержатся всего двое заключенных. В центре строения находится огромный колодец, по которому раз в день спускается вниз платформа с едой. На каждом этаже она останавливается всего на пару минут, и запасаться продуктами нельзя – так что люди вынуждены есть быстро и яростно. Те, кто находится наверху, пируют. Тем, кого заключили на нижних этажах, остается лишь умирать с голода, сходить с ума или пожирать друг друга. Но интереснее всего то, что раз в месяц происходит жеребьевка – изгои могут оказаться на верхних этажах, а вчерашние короли жизни – на дне пищевой цепи. Интрига фильма в том, смогут ли заключенные договориться друг с другом, ведь запасы еды рассчитаны так, что хватить должно всем. Впервые «Платформу» показали осенью на фестивале в Торонто, и нежные и совестливые канадские зрители тут же назвали эту кровавую и страшная сатиру на общество потребления ужастиком года.


«Кровавая поездка»/Blodtur

Сериал, 1-й сезон

«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Фото: Netflix

Норвежский сборник ужастиков, напоминающий сразу несколько сериалов с похожей организацией повествования: «Черное зеркало», «Расскажи мне сказку» и «Страшные истории в двух предложениях». В неком автобусе, который явно направляется в преисподнюю, собраны грешники. Каждый эпизод – история одного или нескольких пассажиров, которая длится 30 минут и поначалу кажется до жути банальной, но в конце вознаграждает зрителя неожиданным поворотом сюжета. В первой серии, например, речь идет о скандинавской семье, переехавшей после банкротства в глушь. Местные жители напоминают сектантов из «Солнцестояния», ходят в лес к древнему камню викингов и приносят там в жертву своих питомцев – а потом выигрывают бешеные деньги в лотереях. А теперь догадайтесь, как в этой ситуации поступят отчаявшиеся люди, у которых есть кот и ипотека.


«Мне это не нравится»/I Am Not Okay with This

Сериал, 1-й сезон

«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Фото: Everett Collection/East News

Американский телероман воспитания, по-диджейски миксующий лейтмотивы «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и «Кэрри» Кинга. Главная героиня – чудесный, хрупкий, трогательный и несчастный подросток с особенностью: когда она сердится, предметы вокруг вдруг начинают левитировать. Действие происходит в маленьком американском городке, застрявшем в прошлом: если бы не мобильные телефоны, стрелки часов сюжета вполне могли бы указывать и на 1980-е, и на 1990-е годы. В основе сериала лежит комикс Чарльза Форсмана, одну из графических новелл которого – «Конец ***ного мира» – Netflix уже экранизировал. Причем с тем же композитором – Грэмом Коксоном из группы Blur. Так что депрессивные британские подростки в бегах и американка с тонкой душевной организацией и разрушительными сверхспособностями, по сути, обитатели одной и той же телевселенной. И зрителям от 20 до 30 лет тоже захочется в ней прописаться: уж больно много в этих сериалах невинности, беззаботности и чистой, но нефильтрованной любви.


«Кастлвания»/Castlevania

3-й сезон

«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Фото: Everett Collection

Третий сезон мультфильма, спроектированного так, чтобы угодить сразу всем: фанатам аниме, поклонникам видеоигр, ценителям старого доброго ультранасилия и просто почитателям Дракулы. В первой части кровавого фэнтези герои, охотник на вампиров Тревор Бельмонт и знахарка Сайфа Белнадес, сражались с самим румынским графом. Во второй подружились с его сыном Алукардом – персонажем, который понравится всем жертвам daddy issues. А в третьей дадут бой профсоюзу невест Дракулы – жестоким и коварным вампиршам, решившим поработить весь мир. В основе мультсериала про европейское Средневековье лежит японская видеоигра, но больше всего «Кастлвания» напоминает о бесконечных часах, проведенных в детстве за побоищами в Diablo. Так что как минимум у ностальгирующих геймеров карантин с этой историей пролетит очень быстро.


«Видоизмененный углерод»

2-й сезон

«Платформа», «Видоизмененный углерод» и другие новинки Netflix, которые стоит посмотреть

Фото: Mythology Entertainment

Продолжение главного киберпанк-сериала нашего времени (особенно если учесть, что «Мир Дикого Запада» перестал быть киберпанком два года назад и стал научной фантастикой куда более широкого диапазона мысли), фантазирующего о дивном новом мире, где души хранятся на флешках, а люди могут перерождаться вечно (ну или пока хватит денег на новые тела). Главный герой – сыщик, наемник, спецназовец, бунтарь и любовник Такеши Ковач – взял за привычку менять обличье по несколько раз за сезон. И главная заслуга сериала заключается именно в этом – в изобретательном уроке сопереживания и абстрагирования. В первой части зритель учился ассоциировать себя сначала с высоченным скандинавом (шведский актер Юэль Киннаман из «Карточного домика» и «Отряда самоубийц»), а затем сразу с двумя азиатами (да, их было двое), которых сыграли Уилл Юн Ли и Байрон Манн. Во втором сезоне герой стал чернокожим атлетом с лицом и телом Энтони Маки из «Мстителей». А еще в сериале есть русский след (контрабандисты из Владивостока!), интереснейший синтетический язык будущего и антураж как в «Бегущем по лезвию». И логика калифорнийского фильма-нуара с непредсказуемыми расследованиями, роковыми красавицами, коррумпированными бизнесменами, беспринципными охотниками за головами и прочими атрибутами какого-нибудь «Китайского квартала».

Егор Москвитин