Без удаленки: как сейчас работают медсестры, полицейские, курьеры, строители

Несмотря на то что до конца апреля сохраняется режим самоизоляции, многие москвичи по-прежнему работают. Врачи и медсестры лечат больных, телеведущие рассказывают новости, полицейские следят за порядком, а курьеры доставляют продукты. Мы узнали, что они думают о своей работе и коронавирусе.

Ничего не изменилось

Андрей, 30 лет, полицейский
Работы столько же – не больше и не меньше. Слышал историю, будто в Америке полицейские просили бандосов не совершать преступлений во время эпидемии – это, конечно, смешно. У нас такое не прокатит. Если обычные люди не сразу реагируют на рекомендации, то что уж говорить о преступниках. Руки мою чаще, заразиться не боюсь. Мне кажется, что вся эта история сильно преувеличена, а новая болячка рано или поздно достанет абсолютно всех. Из средств защиты я использую только влажные салфетки, и то перед едой или если испачкался. Короче, мы продолжаем жить и работать, как и раньше. У меня с появлением коронавируса ничего не изменилось.


Новости никто не отменял

Сергей, 44 года, теле- и радиоведущий
В объеме моя работа не изменилась, но новостная повестка иная: коронавирус, кризис. На удаленку я уйти не могу, потому что я телерадиоведущий, мне нужно находиться в кадре, у меня утренний эфир, который продолжается три часа. Если записывать накануне, актуальность потеряется. Конечно, я боюсь заразиться: в мае у меня должен родиться сын, и сейчас беременная жена и дочь двух лет сидят дома. Я понимаю свою ответственность перед семьей: я ее единственный кормилец. Плюс у меня еще по нынешним временам неподъемная ипотека. Поэтому, когда мне сказали, что я буду работать на карантине, я только обрадовался. На работе у нас на входе ребята с дистанционными термометрами, на каждом этаже по несколько санитайзеров – с этим все в порядке, но масок я не ношу. Просто соблюдаю гигиену, этому меня научили еще в школе.


Вырос спрос на еду

Далер, 21 год, курьер
Раньше я работал около пяти-шести часов в день, потому что учился параллельно, сейчас больше. Конечно, работа курьером стала более востребованной: люди сидят дома, хотят, чтобы им кто-то привозил еду. Боятся выходить: иногда, бывает, приедешь – а там чуть ли не в защитном костюме человек: и в перчатках, и в маске, и на глазах что-то. И заказ просит поставить на пол, чтобы самому забрать, когда я уйду. Но это же нельзя, еду на пол. Ставим на сумку, отходим, клиент забирает, потом забираем сумку. Заразиться боюсь, но если я не буду работать, то не будет денег, и тогда будет еще хуже. На работу ношу маски, но у меня их мало, поэтому меняю их пару раз в день. Когда рестораны были открыты, можно было зайти, сходить в туалет, помыть руки, пока заказ готовится. Сейчас даже руки помыть негде. Еще были антисептики, теперь они стоят по 200 рублей за пузырек – это для меня очень дорого, так что стараюсь носить перчатки, но и это тоже не всегда удобно.


В эпицентре

Елизавета, 23 года, медсестра в больнице
Как только заболеваемость стала расти, мы начали принимать меры. Врачи стараются оставлять в стационаре как можно меньше пациентов, чтобы по максимуму сократить шансы дополнительных заражений. Объем работы от этого не уменьшается. На работу идти очень страшно, руки стала мыть намного чаще, постоянно пользуюсь антисептиком. Надеюсь, что наше государство сможет нас обеспечивать достаточным количеством масок и дезинфекторов. Я постоянно хожу в маске, пользуюсь перчатками, стараюсь избегать частых контактов. Жуткий дискомфорт. Но очень хочется себя обезопасить, работая в больнице, где в любой момент есть вероятность столкнуться с вирусом, чтобы при этом в любом случае помочь как можно большему количеству заболевших людей.


Работы невпроворот

Денис, 26 лет, фасовщик продуктов
Стало намного больше работы: если раньше можно было каждый час передохнуть хотя бы пять минут, то сейчас работы невпроворот. Заказы теперь нужно собирать очень быстро, плюс к этому соблюдать меры предосторожности. Мы все работаем в масках, перчатках и обрабатываем руки антисептиком. У нас каждый день проверяют температуру. Когда я иду на работу, мне страшно, ведь самого опасного врага не видно, и даже не знаешь, с какой стороны он подкрадется. Моя жена – достаточно мнительный человек, мы каждый день дезинфицируем полы в квартире по два раза, ручки дверей, моем руки под горячей водой и обрабатываем антисептиком, который в нынешней ситуации найти достаточно сложно.


В штатном режиме

Алексей, 24 года, инженер на государственном автопредприятии
Неделю пробыл на карантине, потом попросили выйти на работу, ибо машины возят людей и документы. Соответственно, автомобили и агрегаты надо обслуживать. На работе раздали маски, перчатки, выдали средства для дезинфекции, каждый день обрабатывают помещения, измеряют у сотрудников температуру. Работаем в штатном режиме, выхода другого нет: живу один, кто еще даст мне денег и накормит – только я сам. Слава богу, по службе ни с кем особо не пересекаюсь, плюс ко всему езжу на личной машине, поэтому контакт с людьми минимален, что немного успокаивает в сложившейся ситуации. Так что маски нацепил, руки антисептиком натер – и в бой.


Общение по рации

Андрей, 42 года, мастер строительных и монтажных работ
Дороги свободны, добираться до объектов стало легче и быстрее. Выдали справку для предъявления по требованию сотрудников органов внутренних дел. Работаем в прежнем режиме, по восемь-девять часов в день. Единственное, введено обязательное соблюдение дистанции в 1,5 метра, чаще всего общаемся бесконтактно – по рации, телефону. На обед ходим по очереди, максимум два-три человека, с соблюдением всех вышеперечисленных правил. Закупили много дезинфицирующих средств, расширили штат уборщиц. На самом деле очень трудно ориентироваться в потоке информации и понимать, где правда, а где вымысел. И так тревожно – СМИ не дремлют, все вокруг говорят об одном и том же. А в соцсетях потоки спама и фейковых вбросов провоцируют панику. Хорошо, что ввели ответственность: это поможет максимально сдерживать наплыв негатива и обезопасить людей, которые подвержены паническим атакам и депрессии. Хочется верить, что эпидемия скоро закончится и все вернется на круги своя.