Быть или не быть: особняк купца Булошникова на Никитской

Дом Булошникова на Большой Никитской пройдет еще одну экспертизу, теперь проверят время постройки здания. Цель проста: определить, относится ли дом к XIX веку или это все-таки новодел. От результатов экспертизы зависит будущее особняка: перестроят его, снесут или оставят в покое. Рассказываем достоверную историю здания и как обстоят дела сегодня.

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

Хлебная лавка и «место силы» символистов

Купец Булошников построил двухэтажный особняк в конце 1820-х годов для своей торговой лавки. На первом этаже продавал хлеб, а второй сдавал под жилье. Но в 1883 году здание «перепрофилировалось»: сюда переехала граверная мастерская. А три года спустя его и вовсе реконструировали: удлинили и надстроили третий этаж.

Кстати, квартиры в доме продолжали сдавать. И одну из них в начале XX века снимал заведующий коммерческой деятельностью издательства символистов «Мусагет» Викентий Пашуканис. У него в гостях часто бывали поэты Серебряного века: Андрей Белый (он и основал «Мусагет»), Александр Блок, Зинаида Гиппиус, Валерий Брюсов – все, кого печатало издательство. Так что можно сказать, в начале XX века особняк Булошникова – место силы московской интеллигенции.

После революции дом вернулся к истокам: в его стенах обосновались чебуречная, пельменная и продуктовый магазин. А вот во времена перестройки здание забросили. И только в 1990-х его снова апгрейдили: надстроили двухэтажную мансарду, которую, правда, с улицы не видно. Позже из особняка сделали офисный центр «Грин Хаус», причем главными арендаторами стали иностранные банки, тогда только начинавшие открывать представительства в Москве. Несмотря на свою практически 200-летнюю историю, дом не включен в список объектов культурного наследия.

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

В глубь веков

На самом деле, у дома есть предыстория. Купец Булошников построил хлебную лавку не на пустоши, он занял передний двор усадьбы князя Мещерского (XVII век). В начале XVIII века здесь обосновался князь Федор Ромодановский, глава политического сыска Петра I. По крайне мере, в «Описи Московских дворов» упоминается, что именно он владел усадьбой в той части Никитской улицы, где сейчас красуется особняк Булошникова. Дальше она пошла по рукам, вернее передавалась по наследству, потом пробел в столетие, и в начале XIX века в Описи снова появляется особняк, только теперь его владелец – купец Булошников.

Что с домом сейчас?

Все плохо, а может быть еще хуже. В конце прошлого года в СМИ появилась информация, что здание планируют снести, а на его месте построить девятиэтажный жилой комплекс (высота – 32 метра). Будущий застройщик – компания «Мэйнэстейт», которая в 2017 уже добилась сноса усадьбы Анны Неклюдовой на Малой Бронной. Однако позже эту информацию опровергли, здание хотят «всего лишь» перестроить: предполагается, что в одном квартале с консерваторией, напротив Театра имени Маяковского возведут высотку, «фундаментом» которой станет особняк. Что будет дальше – неизвестно.

Любой дореволюционный дом, даже без легенды и Пушкина, который там ночевал, – ресурс такой же невозобновляемый, как нефть или газ. Мы защищаем не только сам дом, но и Большую Никитскую улицу: ее довольно сильно поклацали в советское время, даже снесли монастырь, по которому она названа. Именно на Большой Никитской возникла «белая гвардия»: первыми белые повязки надели студенты Московского университета и Консерватории. Здесь в октябре-ноябре 1917 года они протестовали и боролись против красногвардейцев. Большая Никитская – улица старой Москвы, которая защищала себя до конца.
Павел Гнилорыбов
исторический урбанист, автор канала «Архитектурные излишества»

Ксения Сергиенко

16 февраля