5 вещей, которые меня изменили: иллюстратор Евгения Скубина

Натюрморты, иллюстрированные карты Москвы и Нью-Йорка, открытки, стикеры, афиши – московская художница и иллюстратор Евгения Скубина рисует в разных жанрах при помощи акрила, гуаши и Photoshop. Узнали про книги, события и места, которые на нее повлияли.

«Пеппи Длинныйчулок»

Одно из самых теплых воспоминаний детства – мама читает мне книжки перед сном. И уже сейчас я понимаю, что «Пеппи Длинныйчулок» была, пожалуй, самой яркой и впечатляющей среди них. Истории про сумасбродную девочку были так не похожи на привычные сказки, а сама она – на всех героинь, про которых мне читали до этого, и потому не могла не очаровывать. Оказывается, маленькая девочка может быть настолько смелой и сильной, чтобы жить одной, не церемониться со скучными взрослыми или ходить на руках, если ей заблагорассудится. Ее образ не стал для меня каким-то идеалом и не вдохновил стать такой же, но он преисполнен качествами, которые до сих пор меня так восхищают: свободой и добротой.


Йога

Я перепробовала много разных видов спорта, но ни к одному из них не смогла проникнуться настолько, чтобы не заскучать и не бросить занятия через пару месяцев. Пока случайно в моей жизни не появилась йога. Вот уже лет восемь она никуда не пропадает. Я еще не стала просветленной йогиней, которая ездит в индийские ретриты, но точно могу сказать, что раньше я как будто вообще не чувствовала свое тело, не чувствовала себя. В нашей культуре как-то не принято доверять своему телу, мы словно недооцениваем его важность. Между тем оно намного больше может рассказать о наших проблемах и страхах, чем наш ум. И работа с зажимами, скованностью и слабостью, изучение и осознание наших способностей может быть так же целительно для человека, как, например, терапия. Это удивительно – начинаешь по-другому себя вести и чувствовать, когда плечи расправляются, суставы растягиваются, а мышцы становятся сильнее. А когда стоишь на голове и плечах, не опираясь на стену, реально веришь, что в этой жизни ты способна вообще на все.


Пушкинский музей

Галерея стран Европы и Америки Пушкинского музея долгое время была моим самым любимым местом в Москве. Почему-то приятнее всего вспоминать, как хорошо прийти туда летом. Сначала гуляя по раскаленным улицам, а потом – в пустых и прохладных залах. В сотый раз обойти их все – здорово, что размер галереи позволяет сделать это, не слишком утомившись. И сколько раз туда ни приходишь, там всегда интересно, всегда можно увидеть или понять что-то новое, даже притом что экспозиция не меняется. Сначала меня больше привлекали залы с импрессионистами, и, приходя домой, я пыталась писать такие же букеты и пейзажи. Потом они неожиданно наскучили, мне стало интереснее на самом последнем этаже с розовой мастерской Матисса, зноем Гогена и трогательностью Руссо. Так как у меня нет высшего художественного образования, именно они стали моими лучшими учителями. Я еще сильнее полюбила цвет и осознала его силу. Оказалось, комбинации простых форм и цветов могут завораживать сильнее искусной техники и дарить столько простой радости. Именно к этому я стремлюсь теперь в своих работах.


Нью-Йорк

Этот город никогда не был для меня каким-то магическим местом или заветной мечтой, как у некоторых моих подружек. Во время первой поездки туда перед Новым годом он показался мне крайне неуютным: жуткий холод (ноль градусов на берегу океана намного промозглее московских); толпы туристов, тоже приехавших туда встречать праздник; странная – слишком жирная или сладкая – еда (на второй день мы поехали на Брайтон-Бич, чтобы поесть привычный суп). Но все это не помешало мне очароваться городом, в котором каким-то причудливым образом сосредоточился целый мир. Все кухни, языки, культуры, национальности и расы варятся там, образуя невероятную смесь. Более глубокие чувства случились уже во вторую поездку – в мае. Гулять стало приятнее, и можно было в полной мере оценить многообразие Нью-Йорка: и головокружительные небоскребы, и утопающие в зелени старые районы Бруклина и Манхэттена, и открытость местных жителей, когда старушка на улице подходит к тебе, чтобы просто сделать комплимент. А чего стоит возможность доехать до океана на метро! При всем этом я совсем не идеализирую Нью-Йорк: он грязный, шумный, во многом неудобный, ненасытный в своем потреблении и местами просто отвратительный. Но, каждый раз возвращаясь оттуда, я становлюсь чуточку другой – более открытой, смелой и свободной.


Чемпионат мира по футболу 2018 года

Я люблю футбол, давно его смотрю и в тот чемпионат не ждала ничего особенного ни от игры нашей сборной, ни от организации турнира. И как же мне было радостно, что мои ожидания не оправдались! Это был месяц нескончаемого праздника, атмосфера которого делала всех его участников более открытыми и щедрыми (например, случайные попутчики в поезде просто так подарили мне билет на один из матчей) и давала такое чувство единения, какого не бывает даже в Новый год. Пускай всего на месяц, но Россия превратилась в дружелюбное место, где веселье не заканчивается никогда и все при необходимости готовы помочь друг другу. Во время чемпионата я побывала в Сочи и Санкт-Петербурге, и везде это был классный и ни на что не похожий опыт. Курортная расслабленность и фанзона на берегу моря, переполненный разноцветной толпой, танцующий и поющий Невский и Москва с неспящей Никольской. Этот чемпионат подарил мне удивительное чувство гордости за свою страну в тот момент, когда ты уже буквально привык за нее стыдиться.

Мария Бурова