Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. В этот день мы вспоминаем всех, кто встал на защиту нашей родины от фашистских захватчиков. Были свои защитники и у культурного наследия: сотрудники московских музеев боролись за сохранение зданий и фондов. В эвакуацию отправлялись сотни тысяч картин, статуй и других экспонатов. Рассказываем, как работники Пушкинского музея паковали и прятали ценности, как тушили большой пожар в августе 1941 года и что было, когда обрушилась стеклянная крыша.

Самое ценное – в Сибирь

С самого начала Великой Отечественной войны коллекцию музея решено было отправить в эвакуацию. Немецкие войска начали бомбить столицу уже в июле 1941 года. Всего за десять дней сотрудники Пушкинского музея подготовили к отправке больше 100 тысяч картин, статуй, монет, исторических документов. Каждый день упаковывали примерно по 11 тысяч экспонатов. Упаковывали очень тщательно, путь предстоял неблизкий: первая очередь на поезде должна была уехать в Новосибирск. Использовали все, что могли найти: рваную бумагу, вату, мешки, коробки, деревянные ящики – папирусы застекляли, каждую ценную монету клали в бумажный пакет, греческие вазы набивали бумагой. Подобного опыта у музейных сотрудников не было, решения надо было принимать быстро. Сотрудница музея Анна Замятина будет позже так вспоминать это время: «Складывалось ощущение, будто их укладывали в гроб».

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Запакованный экспонат музея – слепок с «Венеры Медицейской». 1941–1944. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Н. М. Лосева, Е. Т. Шкаликова, Н. Н. Бритова убирают снег в Зале эллинизма. Март 1944. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина

15 июля 1941 года первая очередь покинула город, а с 22-го начались массированные авианалеты на Москву. Возвращаться обратно экспонаты будут только через три года – в 1944-м. Ждать победы в здании музея остались 267 600 памятников. Для каждого из них старались создать подходящие условия, насколько это было возможно. Так, например, «Саркофаг Уварова» спрятали в ящик с крышкой и засыпали песком, а вокруг некоторых скульптур, которые нельзя было передвинуть, построили деревянные защитные конструкции. В шутку сами сотрудники называли их однокомнатными квартирами.


Пожар на втором этаже

В ночь с 6 на 7 августа 1941 года на территорию музея обрушилось 150 зажигательных бомб. Тогда же загорелось и декоративное панно Александра Головина «Афинское кладбище», спасти которое не удалось. Оно было выполнено художником специально для зала древнегреческих надгробий по заказу основателя музея Ивана Цветаева. В коллекции оно появилось в апреле 1912 года.

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Акт от 7 августа 1941 года. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Остатки панно Головина. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина

Почти во всех отчетах с той ночи звучит фраза «пожар ликвидирован и потушен собственными силами». Пожарные расчеты приезжали с большим опозданием – горела вся Москва. Да и длины пожарных шлангов не хватало на высоту музейных залов. Ведра с водой на второй этаж сотрудники передавали вручную по цепочке – еще 25 июня в музее организовали группу самозащиты, которую возглавил заведующий отделом нумизматики Лев Харко. Он был одним из самых разноплановых специалистов в музее: искусствовед, археолог, художник, историограф, нумизмат. В 1944–1945 годах Лев в качестве майора запаса работал в Польше и Германии – искал и спасал музейные ценности.


Музей под открытым небом

Здание Пушкинского музея выдержало три бомбежки, но в середине октября снова ждали серьезные потери: была разрушена стеклянная крыша. В соседнем дворе разорвалась фугасная бомба, и ударная волна дошла до музея. Ситуация осложнялась рано наступившей зимой. Внутри было холодно, сыро и темно: трубы отопительной системы лопнули, проводка была повреждена. Музей погрузился во мрак, а по темным залам летали вороны. Холод, голод, страх – эти ощущения были ежедневными, обыденными для тех сотрудников музея, которые не отправились на фронт или в эвакуацию. Из экскурсоводов и научных сотрудников они быстро превратились в сторожей и пожарных.

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Поврежденные взрывом фугасной бомбы окна в Ассирийском зале. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина

Пушкинский музей в годы войны: как сгорело панно «Афинское кладбище»

Поврежденные взрывом фугасной бомбы окна в Ассирийском зале. Фото: ГМИИ имени А. С. Пушкина


Подробнее о судьбе музея во время войны можно узнать на сайте проекта «Другая война».


Мария Бурова

22 июня

закрыть

Мы хотим быть там, где вам удобно, поэтому теперь узнать о том как провести время в Москве можно из наших аккаунтов в соцсетях. Мы говорим об этом городе понятно и интересно. Мы рассказываем о нем для вас.

Команда The City