Дом купцов Елисеевых: здесь танцевал Пушкин и покупал колбасу Маяковский

Рассказываем историю одного из главных домов Тверской улицы и самого известного московского гастронома.

Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

Светский салон Волконской

В конце XVIII века архитектор Матвей Казаков построил шестиколонный особняк для богатой вдовы Екатерины Козицкой по адресу Тверская, 14. Кстати, Козицкий переулок рядом со зданием назван как раз в ее честь. Дом стал одной из главных достопримечательностей улицы: эталон архитектуры классицизма. Позже этот «эталон» перешел дочери Козицкой – Анне, но на самом деле хозяйкой здесь была ее падчерица – Зинаида Волконская. Именно при ней особняк стал эпицентром светской жизни Москвы.

Слева: «Портрет З.Волконской». Худ. П.Бенвенути, 1820-е гг.. Справа: "Пушкин и его друзья слушают декламацию Мицкевича в салоне княгини Зинаиды Волконской”. Худ. Г.Г. Мясоедов, 1904-1906

У нее в гостях бывали Пушкин (и называл хозяйку дома «царицей муз и красоты»), Жуковский, Баратынский, Тютчев, Тургенев, Одоевский. Все встречались не только выпить и закусить, но и музыку послушать. Вяземский называл салон Волконской «волшебным замком музыкальной феи», где «мысли, чувства, разговор, движения – все было пение». Позже по беломраморным ступеням дома на Тверской его хозяйка провожала жен декабристов Марию Волконскую и Екатерину Трубецкую на каторгу в Сибирь. Вскоре после этого Зинаида попала в немилость у власти и переехала в Италию. Так что главной культурной точкой на карте Москвы особняк был всего пять лет: с 1824-го по 1829 год.

Сложные времена

Фото: ТАСС/Cергей Бобылев

В шестидесятых годах XIX века дом занимал пансион, где учились дети из состоятельных семей. В 1870-х особняк купил поставщик обуви для российской армии Самуил Малкиель. Он перестроил дом: снял классический портик, убрал колонны, изменил фасад, но беломраморную лестницу и парадный подъезд оставил да и роскошные залы не тронул. «Со времени Малкиеля весь нижний этаж с зеркальными окнами занимал огромный магазин портного Корпуса, а бельэтаж – богатые квартиры» (Владимир Гиляровский «Москва и Москвичи»). Потом дом пошел по купеческим рукам Носовых, Лапиных и даже промышленников Морозовых.

Фото: pastvu.com

Звездное время – «Елисеевский»

В 1898 году особняк купил питерский миллионер Григорий Елисеев – «колониальщик и виноторговец». Для перестройки дома он привез своего земляка – инженера Гавриила Баранова. Тот зашил дом тесом, заключил в плотные деревянные леса и два года никому не показывал: даже щелочки не оставил, чтобы можно было подглядеть. Поэтому по Москве поползли слухи: «индийская пагода воздвигается», «мавританский замок» или «языческий храм Бахуса» строится. Пока люди гадали, архитекторы (их было трое) занимались делом: соединили нижний этаж с бельэтажем, уничтожили зал и гостиные салона Волконской, сломали историческую беломраморную лестницу, сделали изящные арки и падуги, украсили стены и потолок золотом и лепниной.

Портрет купца Елисеева. Наружный вид магазина.

В 1901 году наконец-то убрали леса и москвичи увидели вывеску: «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин». Главная фишка владельца дома была в экзотических продуктах, они-то и поразили не привыкшую к изыскам московскую публику:

Горами поднимаются заморские фрукты; как груда ядер, высится пирамида кокосовых орехов, с голову ребенка каждая; необъятными, пудовыми кистями висят тропические бананы; перламутром отливают разноцветные обитатели морского царства – жители неведомых океанских глубин, а над всем этим блещут электрические звезды на батареях винных бутылок, сверкают и переливаются в глубоких зеркалах, вершины которых теряются в туманной высоте.
Владимир Гиляровский
«Москва и москвичи»

В «Елисеевском» было три торговых зала и пять отделов: фруктовый, кондитерский, колониально-гастрономический, бакалейный и специальный отдел, где продавали хрусталь Baccarat. Еще магазин славился собственным производством: здесь пекли хлеб и пирожные, солили огурцы с помидорами, обжаривали кофе, даже вино и колбасу делали самостоятельно. Все их обязательно выкладывали огромными пирамидами – находка мерчандайзера Елисеева. Кстати, именно он впервые угостил москвичей трюфелями, анчоусами и оливковым маслом (в быту его называли деревянным). И именно он сделал из продуктового магазина гастрономический бутик для знати.

Фото: pastvu.com

Вокруг «Елисеевского» всегда стояли экипажи: богатые дамы и господа предпочитали затовариваться именно здесь, тем более что продавцы знали наизусть гастрономические предпочтения постоянных клиентов:

И всех помнил Иван Федорович и разговаривал с каждым таким покупателем, как равный с равным, соображаясь со вкусом каждого.

– Вот, Николай Семеныч, получена из Сибири копченая нельмушка и маринованные налимьи печенки. Очень хороши. Сам я пробовал. Вчера граф Рибопьер с Карлом Александрычем приезжали. Сегодня за второй порцией прислали… Так прикажете завернуть?

Владимир Гиляровский
«Москва и москвичи»

«Елисеевский» процветал до 1917 года – революция не пощадила шикарный бизнес миллионера: магазин национализировали.

Гастроном № 1 и современность

После Октябрьской революции магазин проработал два дня, в годы Гражданской войны его забросили. Реабилитировался он только в эпоху НЭПа: получил глубоко советское название – «Гастроном № 1», но москвичи по привычке называли его на дореволюционный манер. В магазине, как и раньше, был широкий ассортимент: даже ананасы лежали на прилавках. В военное время гастроном стал коммерческим: в эпоху «талонов» здесь были деликатесы по очень-очень высоким ценам, зато оплата – в рублях. Сюда даже заходили зеваки, чтобы поглазеть на батареи колбас, жернова сыров, пирамиды консервов, россыпь пирожных, почувствовать запах молотого кофе и свежеиспеченной сдобы.

Фото: Серафима Путиева

Вообще, в гастроном часто захаживала русская интеллигенция: поэт Осип Мандельштам, главный редактор журнала «Юность» Валентин Катаев, Владимир Маяковский. Катаев даже записал, как самый эпатажный футурист России затоваривался: «Копченой колбасы?» – «Правильно. Заверните, почтеннейший, еще два кило копченой »Московской«. Затем шесть бутылок »Абрау-Дюрсо«, кило икры, две коробки шоколадного набора, восемь плиток »Золотого ярлыка«, два кило осетрового балыка, четыре или даже лучше пять батонов, швейцарского сыра одним большим куском, затем сардинок…»

Фото: Серафима Путиева

Но в середине XX века у «Елисеевского» началась черная полоса: дефицит товаров и уголовные дела. При Ельцине гастроном приватизировали, а в 2003 году магазин перешел сети «Алые Паруса». Здесь воссоздали часть интерьеров времен Елисеева по сохранившемся чертежам. Кстати, реставрация обошлась «в копеечку» – потратили три миллиона долларов. Зато восстановили позолоту на капителях и решетках, лепнину, на потолке теперь красуются хрустальные люстры в виде виноградных лоз. Теперь это снова гастрономический бутик.

Ксения Сергиенко

23 февраля