«Маска» Серебренникова и другие события главной театральной премии

«Золотая маска» раздала награды и отметила 25-летний юбилей. Театральный критик Антон Хитров – о главных впечатлениях церемонии.

«Маска» Серебренникова и другие события главной театральной премии

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Оба жюри наградили Кирилла Серебренникова

«Золотую маску» судят два жюри: одно присуждает премии за оперу, оперетту, балет и современный танец, другое – за драму и куклы (есть еще конкурс «Эксперимент», который они делят между собой). В этом году оба присудили по премии Серебренникову: «Нуреев» Большого театра признали лучшим балетом, а «Маленькие трагедии» «Гоголь-центра» победили в номинации «Лучшая работа режиссера в драме». «Нуреев», кстати, завоевал еще две «Маски» в частных номинациях: за лучшую работу балетмейстера-хореографа (Юрий Посохов) и лучшую мужскую роль (Вячеслав Лопатин).

Серебренников наконец-то смог забрать награды сам, не то что в прошлом году: его полуторагодовой домашний арест закончился как раз на прошлой неделе. «Надеюсь, вам действительно понравился спектакль», – пошутил лауреат, когда вышел получать второй приз за «Маленькие трагедии».

У «Золотой маски» давние и непростые отношения с Серебренниковым. Его фамилия впервые появилась в шорт-листе премии в 2003 году: выдвинули за «Откровенные полароидные снимки» – вторую по счету московскую постановку молодого ростовского режиссера. Правда, в итоге в обеих номинациях – «Лучший спектакль малой формы» и «Лучшая работа режиссера» – премия досталась Каме Гинкасу за действительно выдающуюся «Даму с собачкой».

«Маска» Серебренникова и другие события главной театральной премии

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Через каких-то два-три года Серебренников будет театральным режиссером номер один, а вот победы на «Маске» придется ждать еще девять лет. Номинировали – да, но премий не давали. Это примерно как сейчас игнорируют Константина Богомолова (один-единственный приз критики за «Идеального мужа») и Дмитрия Волкострелова (тоже один спецприз – за творческий тандем с художницей Ксенией Перетрухиной). Вчера, к слову, им опять ничего не дали, хотя спектакли, с которыми они участвовали в конкурсе, – лучшие в карьерах обоих.

В 2012 году лучшим драматическим спектаклем малой формы стали «Отморозки» – дипломная работа студентов Серебренникова по роману Прилепина «Санькя». До недавнего времени это была единственная «Маска» режиссера, но за последний год цифра выросла до четырех. На прошлой церемонии Серебренникова заочно наградили за режиссуру в опере «Чаадский», а на вчерашней худрук «Гоголь-центра» победил сразу в двух номинациях.

В общем, сложно отрицать, что новые премии, как и прошлогодняя за «Чаадского», – это ответ профессионального сообщества на «театральное дело». Но это не значит, что Серебренников их не заслужил: и «Чаадский», и «Нуреев», и «Маленькие трагедии» – отличные спектакли.

Другое дело, что сегодняшнюю коллекцию «Масок» режиссер должен был собрать, по-хорошему, еще в нулевых, ну или хотя бы в первые годы работы «Гоголь-центра». Но это, в принципе, стиль национальной театральной премии – отражать театральную жизнь с опозданием. Лет через пять и Богомолову с Волкостреловым дадут победить в основных номинациях.

Стиль церемонии опоздал лет на 20

Режиссером юбилейной церемонии был Евгений Писарев, худрук московского Театра имени Пушкина, а художником – Зиновий Марголин. Ощущение было, что они вдохновлялись картинками, которые Google выдает по запросу «театр клип-арт». Марголин построил на сцене Большого театра конструкцию вроде Колизея, с классическими арками и колоннами, а Писарев расставил в ней актеров, одетых в духе площадной комедии дель арте: они то замирали в ожидании, то энергично махали руками лауреатам. Понятно, что хотели показать некий сферический театр в вакууме, театральность как таковую, но получилось как-то старомодно для современной премии.

«Маска» Серебренникова и другие события главной театральной премии

Актеры Дмитрий Лысенков, Анна Блинова, режиссер Виктор Рыжаков, художники Мария Трегубова и Алексей Трегубов, получившие приз в номинации «Драма/спектакль большой формы» за спектакль «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» Александринского театра. Фото: Антон Великжанин / Москва 24

По пути на церемонию трех номинантов задержала полиция

Среди номинатов конкурса «Эксперимент» был спектакль независимого петербургского «Театра. На вынос» под названием Poe.Tri, в котором играет участница панк-группы Pussy Riot Вероника Никульшина – одна из тех, кто выбегал на футбольное поле на чемпионате мира. Вчера «Медиазона» рассказала со ссылкой на Петра Верзилова, что Никульшину вместе с руководителями «Театра. На вынос» Алексеем Ершовым и Максимом Карнауховым задержали по пути на церемонию. Номинатов три часа продержали в ОВД и отпустили без составления протокола. Зрителям церемонии эту новость сообщил Кирилл Серебренников, когда вышел получать награду за «Нуреева».

Никто не подумал о мемориальной части

На церемонии «Оскара» принято вспоминать деятелей кино, умерших за последний год. Вчера стало особенно очевидно, что «Золотой маске» стоит завести такую же традицию. Со дня прошлой церемонии умерли многие знаменитые люди театра: Сергей Юрский, Владимир Этуш, драматург и директор «Театра.doc» Елена Гремина, актер, режиссер и педагог Дмитрий Брусникин. А еще великий режиссер Эймунтас Някрошюс, который жил, конечно, в Литве, но учился в Москве и много значил для российского театра. О некоторых говорили со сцены лауреаты премии, но ведь организаторы церемонии тоже могли бы запланировать какую-то мемориальную часть. В конце концов, когда критики подводили итоги 2018 года в театре, все согласились, что это был год потерь.

Антон Хитров

17 апреля