Без крика: 5 картин Мунка, которые важно увидеть

На этой неделе в Третьяковской галерее открылась выставка Эдварда Мунка, и к Инженерному корпусу тут же выстроилась очередь. Напоминаем, что билеты можно купить онлайн на сайте, причем строго на определенный сеанс. Арт-критик Ирина Осипова выбрала пять картин, на которые нужно обратить внимание после того, как сделаете «кричащее» селфи на фоне главного экспоната.

«Мадонна»

Фото: Андрей Никеричев / Агентство городских новостей «Москва»

Одна из самых известных и скандальных работ Мунка называется «Мадонна», хотя обнаженная чувственная женщина никак не ассоциируется с Девой Марией (и это как раз возмущало современников). Вокруг ее головы есть полоса, намекающая на нимб, но он почему-то кроваво-красного цвета. Этот мотив Мунк писал четыре раза и, кроме того, выполнил литографию, как раз она и представлена на выставке. Вместе все варианты должны были представлять разные этапы жизни женщины. На литографии вокруг изображения идет красная рамка со сперматозоидами, а в углу – то ли младенец, то ли эмбрион – рождение ребенка Мунк считал главным женским предназначением. Сто лет назад критики называли работу опасной для молодых девушек – слишком откровенной она казалась. Масла в огонь подливало и то, что моделью для «Мадонны» была натурщица Дагни Юль – муза многих художников того времени, подруга Мунка, а в момент позирования – жена его друга-писателя.

Довольно писать интерьеры, мужчин за чтением и женщин за вязанием. Надо писать живых людей, которые чувствуют и дышат, страдают и любят. Я напишу серию таких картин, и люди почувствуют в этом святость и снимут перед ними шляпу, как в церкви.
Эдвард Мунк
из воспоминаний художника

«Вампир»

Фото: Андрей Никеричев / Агентство городских новостей «Москва»

Пожалуй, самое наглядное изображение сложных отношений Мунка с женщинами. Он то боготворил их, то сбегал, опасаясь серьезных отношений и брака, влюблялся в роковых красавиц и замужних дам. Первым авторским названием картины было «Любовь и боль» – тоже очень красноречиво. Большую роль в живописи Мунка играет цвет. И здесь темный фон и рыжие волосы, стекающие кровавыми подтеками, создают ту саму экспрессию, которую неуравновешенный художник ввел в историю живописи.


«Смерть в комнате больного»

Фото: Андрей Никеричев / Агентство городских новостей «Москва»

Сложное психологическое состояние художника было следствием многочисленных несчастий, которые начались еще в детстве. Когда ему было пять лет, от туберкулеза умерла его мать, через десять лет также ушла старшая сестра, с которой у него были теплые отношения, а у младшей диагностировали шизофрению. Тревога и страх за жизнь свою и близких преследовали его, и он переживал эти эмоции снова и снова, изображая на картинах сюжеты, связанные с болезнью и смертью. Красный стул, написанный на переднем плане, всегда стоял в мастерской Мунка, и он говорил, что на нем «все сидели, болели и умирали».


«Танец жизни»

Фото: Музей Мунка (Осло, Норвегия)

Центральная часть московской выставки – цикл картин «Фриз жизни», над которым Мунк работал больше 30 лет и в который вошли знаковые работы, включая «Крик», «Поцелуй», «Вампир» и этот «Танец жизни». Тут снова аллегорически изображены его любовные метания. В центре он сам танцует с любовью юности Милли Таулов (она была замужем, и роман был страстным, но несчастливым), а справа и слева изображена Тулла Ларсен, дочь богатого виноторговца, отношения с которой тоже закончились трагически. Тулла не хотела расставания, во время очередного скандала достала пистолет, а Мунк, отнимая его, прострелил себе палец на левой руке. На картине Тулла в белом – все еще надеется на счастливый финал, а в черном – смиряется с тем, что ей не стать женой художника.


Автопортреты

Как Рембрандт, Пикассо и многие другие художники в истории искусства, Мунк писал много автопортретов. Самая близкая и понятная ему «натура» – собственное отражение в зеркале – давала простор для передачи разных эмоциональных состояний. Вот он на фоне огненного зарева («Автопортрет в аду»), вот с бутылкой (от пристрастия к алкоголю пришлось лечиться в клинике), одинокий, мятущийся, стареющий от холста к холсту – вся жизнь в честном и даже беспощадном отображении. Когда в его руки попала компактная фотокамера, он использовал и ее для того же – делал автопортреты. Фактически первые селфи.

Ирина Осипова

19 апреля