«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

На площадке Музея МХАТ, в доме-музее К. С. Станиславского, до 5 декабря работает выставка «Я и они. Три сестры», а 11 ноября в Новой Третьяковке откроется выставка «Борис Кочейшвили. Я и они». Оба проекта приурочены к 120-летию первой постановки пьесы «Три сестры» А. П. Чехова. Рассказываем про шесть самых интересных работ, созданных Кочейшвили.


Новая Третьяковка


Сцена у дома с абажуром. 1975

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

«Сцену…» художник создал полвека тому назад, и большую часть своей жизни она провела в графическом кабинете Государственной Третьяковской галереи. Выставляется впервые. Вглядитесь в этот рисунок, подвижный и таинственный, — сон это или явь? Летняя ночь, полная звуков и запахов, ожидания любви и чуда. Художник, женщины кругом, круглый стол под дачным абажуром — сияющий портал в иное измерение. В сложном композиционном решении «Сцены…», в совершенной согласованности фигур и предметов (будто над ней работал опытный режиссер) чувствуется влияние графической школы В. А. Фаворского.


Беседа. 1980

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

Опять дачная сцена. На этот раз персонажи имеют не только лица, но и имена. Это актриса Лия Ахеджакова (в те годы — жена художника) со своей подругой, театральной художницей Аллой Коженковой на даче в Переделкине. Именно там, в Переделкине, Кочейшвили впервые попал в мир театра. За общим столом собирались актеры и режиссеры, писатели и художники. Сохранились карандашные портреты той поры, сделанные художником во время этих застолий: молодой Фазиль Искандер и Людмила Петрушевская, Инна Чурикова и Отар Иоселиани. Но это литературный комментарий. С художественной точки зрения картина «Беседа» — чистое наслаждение. Точно схвачены характеры, женщины действительно разговаривают, пейзаж живет и движется. Необычным на первый взгляд кажется цветовое решение картины. Но если присмотреться, то становится видно, что цветовая гамма здесь созвучна живописи Поля Сезанна, горячо любимого молодым художником.


Башня. 1998

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

У Владимира Набокова есть рассказ «Облако, озеро, башня». Там русский человек, мелкий служащий из немецкого города-муравейника, попадает на загородную прогулку с коллегами. Они ведут себя гнусно, издеваются над ним, нелепым русским интеллигентом. И тут он видит за озером дом — одинокий дом-башню — и облако над ним. Этот дом становится для него ослепительной мечтой, которая сбивает его с ног, лишает воли сопротивляться — все бросить и бежать туда, в прекрасное далеко… У Бориса Кочейшвили образ барочного дома — райского места, где нет никого, только ветер гуляет сквозь распахнутые навстречу небу окна, — кочует из картины в картину. «Дом художника» — дом-мечта, дом-фантом.


Женщины. 2009

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

Женщины и дети у реки гуляют в золотом закатном свете. Кочейшвили удивительным образом удается сочетать в своих работах ощущение живой сценки с глубокими символами и архетипами. Его художественный мир рождается в диалоге с русской культурной традицией: от Андрея Рублева (геометрическая статика фигур) до Петрова-Водкина (русский космизм с его заваливающимся за горизонт пространством), от драматургии Чехова до поэзии минималистов. Это русские реки и русские женщины. Интеллектуальная плотность художественной ткани не требует от публики специальной подготовки: те, для кого многочисленные культурные отсылки остаются невидимыми, узнают себя в его работах как в зеркале, находя в них что-то свое, важное и близкое.


Дом Вагнера. 2013

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

Как нарисовать музыку? Василий Кандинский придумал первую в мире абстрактную картину благодаря тому, что был синестетиком — у него цвета ассоциировались со звуками. Свою теорию цвета он изложил в научных трудах. Вряд ли Борис Кочейшвили их читал, к Кандинскому он равнодушен, но эта картина — живая музыка, сплетение звуков, драма и страсть. Инструмент художника — цвет, собранный в созвучие со снайперской точностью. Дом-башня будто бы вырастает из леса, из волшебной горы. Тропинки к дому нет. Он защищен невидимой защитой. Это — пространство чистого искусства.


Музей МХАТ


Перед грозой. 1988

«Я и они»: 6 самых интересных картин Бориса Кочейшвили

Три женщины на пирсе у реки. Пирс — как сцена. Река — символ жизни, которая течет, не останавливается ни на минуту. Почему их три? Может, это чеховские три сестры? Небо пунцовое, надвигается гроза. Женщины взволнованы, они машут руками, как птицы крыльями. Приглядевшись повнимательней, мы начинаем считать руки первой фигуры — четыре руки. Что имел в виду художник? Может быть, он изобразил движение, застывшее в моменте, здесь и сейчас, как в фотосъемке на длинной выдержке?

Картины Бориса Кочейшвили узнают моментально, его ни с кем не перепутаешь. Он придумал свой собственный художественный язык. И это — редкий дар.

02 ноября, 2021

Новости