Актриса Ольга Сутулова — о «Последнем министре», постельных сценах и эйджизме

В «The City. Говорим» актриса Ольга Сутулова рассказала о том, как коронавирус мешает артистам и почему она не спорит с режиссером Константином Богомоловым.

О «Последнем министре»

Это необычный жанр для наших сериалов. С фарсом, особенно политическим, у нас напряженка. Мы единственные представители этого уникального жанра. Это смешно, Волобуев — потрясающий сценарист и режиссер. Роман — человек неприятный в смысле его эрудиции. Он снимает кино по своим сценариям, и когда он пишет их, закладывает в них все. И ему не нужно ставить задачи — там нужно делать то, что написано. Но текст необходимо знать в том виде, в котором он написан, потому что по-другому он не работает.

О тексте, который учат наизусть

Профессионализм в актерской среде в последние годы крепнет. Мы все стали учить текст. Если партнер не знает текст, я могу уйти. Если я понимаю, что я могу помочь, то делаю это. Ситуация и партнеры бывают разные, как и ситуации, из-за которых они не знают текст.

А осенью, когда вышли на площадку, переболев ковидом, мозг выключился у всех. Я не помнила текст во втором сезоне очень часто и плакала от отчаяния. Я забывала в третьем дубле одно слово из середины огромного текста, причем какое-то простое, например «табуретка».

О платформах

Конечно, федеральный канал имеет огромную аудиторию. Это именно зрительская аудитория, непрофессиональная. Профессиональная аудитория смотрит больше скорее платформы.

О женщинах в кино

Когда ставят перед выбором — семья или карьера, это какая-то устаревшая модель, стереотип из 1930-х годов золотого Голливуда, когда женщина должна была оставаться свободной и желанной. И только тогда она могла оставаться звездой.

Об эйджизме

В целом у нас общество довольно мужское, поэтому и проблематика соответствующая. Все еще мало сценариев про женщин. И еще есть возрастные моменты: мы охотно смотрим историю про 25-летнюю девушку, которая борется с трудностями разнообразного толка, но 40+ — это уже странная, серая и сумеречная зона, там не очень понятно, что происходит, есть ли там жизнь вообще.

О постельных сценах

Есть сериал Happy End — там девушка раздевается перед веб-камерой. Там важно сделать именно это. Сериал «Содержанки» — он про то, что женщины спят с мужчинами за деньги. Можно было бы этого избежать? Я не спорила с Константином Богомоловым ни одной секунды. Его подход к решению эротических сцен в сериале мне очень близок. Потому что если ты снимаешь фильм с эротикой, то ты ее покажи уже, не надо делать вид, что люди, которые вышли из постели, почему-то оказались вдруг в трусах. Но очень часто я сталкиваюсь со сценами в сценариях, которых там могло бы и не быть. Я не могу объяснить их присутствие там, кроме как мыслью в духе «у нас сейчас 37 минута первой серии, надо показать голую задницу».

Эфир The City от 21 декабря

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова, Getty Images

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

24 декабря, 2021

Новости