Win-win: почему назначение Богомолова худруком Малой Бронной полезно и режиссеру, и театру

Что ждет театр на Малой Бронной в новом сезоне с новым режиссером – рассуждает театральный критик Антон Хитров.

Фото: Москва 24 / Владимир Яроцкий

Карьера театрального режиссера в России по-прежнему не может считаться на сто процентов успешной, если он не возглавляет какую-нибудь площадку – при том, что далеко не каждый талантливый режиссер может быть худруком и наоборот: хороший худрук вообще не обязан быть режиссером. Поэтому с тех пор, как в начале 2010-х Константин Богомолов «выстрелил», регулярно появлялись слухи, будто его вот-вот куда-то назначат. Вариантов называлось несколько: сначала Таганка, потом не построенный еще театр на ЗИЛе, а совсем недавно – «Гоголь-центр», где режиссер якобы должен был сменить Кирилла Серебренникова (последнее сам «претендент» отрицал категорически).

Богомолов во главе Театра на Малой Бронной – отличная новость и для театра, и для режиссера. Для режиссера – потому что у него снова будет возможность работать с собственной актерской командой после того, как со смертью Олега Табакова оборвалось его многолетнее сотрудничество с МХТ имени Чехова. Для театра – потому что с Богомоловым он гарантированно вырвется из второго ряда в первый. С 2007 года площадкой руководил Сергей Голомазов, который вытащил проблемный театр из затяжного кризиса, но так и не вернул ему прежних позиций – как в 70-е, когда на Малой Бронной работал Анатолий Эфрос, или в 90-е, когда площадкой руководил Сергей Женовач.

Новый худрук точно не станет превращать Малую Бронную в экспериментальную площадку типа Электротеатра Станиславский или «Гоголь-центра» – и вот почему. Если последний виденный вами спектакль Богомолова – «Идеальный муж» 2013 года, вы наверняка представляете его эпатажным режиссером, который переписывает классику, шутит о депутатах и заставляет заслуженных артистов петь блатной шансон. Но за последние шесть лет новоназначенный руководитель Бронной прошел огромную эволюцию. В обласканном критиками «Лире» и хитовом «Идеальном муже» не было ничего по-настоящему революционного, зато в поздних работах Богомолов и правда стал ниспровергателем основ – только не старого театра, а нового.

Сейчас он по сути единственный в России представитель неоконсервативной режиссуры (не путать с просто консервативной!). Его занимают вещи, которыми прогрессивный театр интересуется в последнюю очередь. Например, психологически достоверная актерская игра. Или увлекательная история. В конце концов со времен «Дневника убийцы» Серебренникова никто другой из театральных режиссеров не снимал детективных сериалов, а Богомолов снял: вышло, может, и не так хорошо, как первый сезон «Настоящего детектива» от HBO, но определенно лучше, чем второй. Он вообще не делит жанры на высокие и низкие и творчески подходит к любой, даже чисто коммерческой на первый взгляд задаче типа комедии бродвейского формата или бенефиса знаменитого актера. Хотите убедиться – посмотрите «Сентрал парк» или «Мужей и жен» в МХТ имени Чехова: и то, и другое – по сути попсовый театр со звездами, но совершенно не стыдный, а умный и современный.

Кстати, о звездах. Где бы режиссер ни работал – в Московском Художественном театре или в Большом драматическом, на Таганке или в «Ленкоме» – он везде находит актеров-единомышленников, которые моментально, буквально за несколько месяцев репетиций, осваивают его эстетику. Причем это не только вчерашние выпускники, но и пожилые народные артисты, которые годами играли одно и то же, совершенно непохожее на Богомолова.

Все это делает его идеальным худруком, способным сработаться и с труппой, и с кассой, делая при этом высококлассные интеллектуальные спектакли. Да и медийное имя на афише – полезная вещь для театра, который журналисты и прочие лидеры мнений сейчас и на карте-то вряд ли найдут.

Антон Хитров

30 мая