Cооснователь бара Sangre Fresca Николай Киселев — о москвичах, моде на ЗОЖ и пути к успеху

Ресторатор Николай Киселев известен своим баром El Copitas, который вошел в топ-10 The World’s 50 Best Bars. В Москве он уже успел открыть Sangre Fresca, куда без брони практически не попасть. Бизнесмен рассказал, чем московская публика отличается от петербургской и как тренд на здоровое питание меняет индустрию.

Как мы оказались на фестивале Cocktails & Spirits

Я с гордостью говорю, что в наш новый бар не попасть. Мы все это время добивались того, чтобы люди к нам ходили постоянно, много, и главной целью было попасть в топ-50 лучших баров мира. Мы в этом рейтинге уже четыре года. Сейчас мы занимаем восьмую строчку в международном рейтинге лучших баров в мире.

Мы с моими партнерами и друзьями знали, точнее, раньше просто верили, что точно будем в топ-50. У нас была цель. Удача улыбнулась, и мы попали на фестиваль Cocktails & Spirits в Париже, нам предложили сделать презентацию нашего бара. Такого еще не было, чтобы русские ребята открывали мексиканский бар в России.

Мы, собственно, приехали во Францию целым табором. Жили ввосьмером в одной квартире, как начинающие музыканты. Это был фурор, это был восторг, такого никто еще и не видел.

Оценивают на фестивале не какие-то там три человека, это жюри из 500–600 человек. В большинстве своем это бартендеры, владельцы баров, представители алкогольных компаний, журналисты, которые путешествуют по миру и оценивают бары. На самом деле надо просто со всеми дружить, вот и все. Еще, понятное дело, надо быть классным, интересным, у тебя должна быть какая-то особенность.


С чего все начиналось

В 2014 году в Европе началось активное продвижение мескаля и текилы — мексиканских напитков. Собственно, мы это подхватили. Подумали: «А почему бы нам не открыть бар с мексиканскими напитками — мескалерию, агаверию?» И плюс выбор лучших бартендеров в 2014–2015 году пал именно на мескаль. В России такого не было, никто еще такого не делал. Мы взяли и открыли El Copitas Bar с агавовыми напитками, мескалем, текилой и коктейлями на них.

Cооснователь бара Sangre Fresca Николай Киселев — о москвичах, моде на ЗОЖ и пути к успеху

El Copitas Bar

У нас три заведения в Питере — El Copitas, Paloma и Tagliatella, одно в Казани — Paloma Cantina. Летом мы наконец открыли Sangre Fresca.


Специфика напитков и заведений

Мы придумали такую штуку — крастолоджи, наука о красте. Краста — это край коктейля, посыпанный или намазанный чем-то. В общем, особенность вкусового или ароматического дополнения в виде нанесения на край стакана, бокала, посуды, которая влияет на вкус напитка. Она может быть хрустящей, с запахом, без запаха, разных вкусов, находиться может на одном крае, а может — на разных. Плюс у нее может быть свой запах, который влияет на вкус напитка.

Cооснователь бара Sangre Fresca Николай Киселев — о москвичах, моде на ЗОЖ и пути к успеху

Sangre Fresca

Sangre Fresca — это ресторан, но с латиноамериканским, мексиканским уклоном — именно нашим. Мы отвечаем здесь за гостеприимство, за атмосферу, за напитки. Мы на Патриках, в центре города, работаем и рассказываем людям про текилу. Мы ничего сверхъестественного не делаем, просто выполняем свою работу хорошо. За нее переживаем, волнуемся, не спим, работаем как умеем — вот простая истина.

Что важнее — вкус, посуда, подача, фуд-пейринг, картина или же атмосфера? Все важно. И посуда, и вкус, и лед, и люди, и как они одеты, и какая музыка у тебя играет. Не бывает неважных вещей в баре, важно все.


Москва vs. Питер

Москва — другой город, интересный, невероятно ресурсный. И все говорят: «О, за деньгами поехали». Да, и это тоже. Здесь народ выпивает больше, дороже и, собственно, интереснее.

Sangre Fresca мы открыли на Патриарших прудах, где есть определенная специфика. И вообще, московская публика от петербургской, конечно же, отличается. Если честно, московская публика добрее. «Душевнее» нельзя говорить.

Я вдохновляюсь Москвой. Тут столько всего — архитектура, например. Мне нравится здесь: все активно, круто и стремительно. В Петербурге есть такой момент — «давай завтра». В Москве, если ты говоришь «давай завтра», это может не произойти никогда. Тебе просто скажут: «Ну ладно, пока. Делаем с другим».

Питер крутой, любимый, удобный, симпатичный, обаятельный, но в Петербурге нет таких возможностей, которые есть в Москве. В Москве пока меня раздражают две вещи — это расстояния и пробки. Это какой-то кошмар. Но мне не скучно здесь. Для меня главное, чтобы было не скучно. Я просто сам по себе такой — я всегда что-то себе придумываю. Мне все надо. Да, в Москве я на своем месте.


Тренд на ЗОЖ и безалкогольные напитки

Я считаю, что рестораны и бары — это такая же культура, как и музеи. Культура выпивания, культура проведения досуга. Так тоже можно, так тоже интересно. Не только книжки, кино и театр, а вкус.

Мы занимаемся не вредной историей, а рассказываем, что есть одни напитки, есть другие, мы рассказываем их историю, какие они бывают, их разновидности. Мы объясняем людям, какие бывают вкусы. Культурология. Но то, что любое излишество — вред, это факт.

Если говорить про ЗОЖ и про то, что индустрия барная, ресторанная потеснилась в сторону сельдерейных смузи, то это не так. На самом деле каждый сам для себя выбирает, как ему отдыхать. Кто-то, например, бодрится от сельдерейных смузи, а некоторых от запаха просто воротит.

А то, что модны сейчас безалкогольные спирты, — это правда, есть такое. Есть и джины безалкогольные, и ромы, и безалкогольное вино, и детское шампанское. Главное, что ты можешь ответить на потребности людей.

18+. Чрезмерное употребление алкоголя может навредить вашему здоровью.

Все самое интересное — у нас в Telegram

Подписаться

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

Звездные новости, рецепты столичных шеф-поваров и последние тренды — на «Дзене»

Подписаться