Что смотреть на выставке Фешина и Бенькова в Музее русского импрессионизма

В Музее русского импрессионизма проходит выставка «Место под солнцем. Беньков/Фешин». Ее герои – два ярких художника начала ХХ века. Оба родились в Казани, учились в Петербурге, после революции не вписались в советский идеологический канон. Николай Фешин эмигрировал в США, стал там успешным портретистом. Павел Беньков из тех авторов, которых музей открывает заново и вытаскивает из забвения. В советские годы он поселился в Узбекистане, где поспокойнее относились к «формализму» и не преследовали за «неправильную» живопись. Выбрали три пары работ и историй из жизни друзей-живописцев.

Николай Фешин «Портрет миссис Фешиной с дочерью» / Павел Беньков «На террасе»

Фешин Н.И. «Портрет миссис Фешиной с дочерью», 1925. Собрание Вадима Коссински, Москва

Фешин и Беньков составляли необыкновенно контрастную пару и их все время сравнивали, хотя они были совершенно разными и в искусстве, и внешне. Фешин – благородный, красивый, замкнутый. Беньков – веснушчатый, к 30 полностью облысевший, с «неинтересным лицом», но при этом «душа компании». Когда после учебы в петербургской Академии художеств они вернулись в Казань и начали преподавать в художественной школе, вокруг них сформировались кружки: студенты разделились на «беньковцев» и «фешинцев». Художественный стиль их работ отличался кардинально: у Фешина более экспрессивный, с крупными мазками, которые как будто «лепят» форму; у Бенькова же, особенно в ранних работах, читается увлечение импрессионизмом.

На двойном портрете Фешина изображены его жена Александра и дочь Ия, которые были его постоянными моделями. Александра – большая любовь всей его жизни, и она же – причина драмы. Семейная жизнь не была гладкой, у жены было много претензий к взрывному характеру художника, для которого работа была на первом месте. Просьба о разводе после двадцати лет совместной жизни оказалась для Фешина ударом – в течение пяти лет после расставания он писал бывшей жене письма с любовными признаниями и сожалениями о случившемся.

После разрыва Ия осталась с отцом, а Александра оказалась без средств к существованию. Ей достался дом-мастерская Фешина в Таосе, но денег не было даже на отопление. Она ела один раз в день в соседнем ресторане и расплачивалась картинами бывшего мужа.

Беньков П.П. «На террасе», 1913. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан

Картина Бенькова написана еще до отъезда в Узбекистан, в то время, когда их пути с Фешиным еще не разошлись. Под Казанью в селе Васильево на берегу Волги он снимал дачу (у Фешина там же был дом). Картина передает все обаяние жизни на природе, а цветовая палитра и фигура мечтательной девушки напоминают о лучших работах Константина Коровина.


Николай Фешин «Портрет гравера Уильяма Уотта» / Павел Беньков «Портрет ударника»

Фешин Н.И. «Портрет гравера У.Д. Уоттса», 1924. Частное собрание, Москва

Оба художника были сильны в портретах. Фешин здесь написал Уильяма Уотта – мастера ксилографии (гравюры на дереве), который в том числе переводил в печатный вариант некоторые его картины. Уотт как раз работает над деревянным печатным клише. Для Фешина эта работа стала важной точкой в эмигрантской карьере. На выставке в американской Национальной академии дизайна картину признали лучшим портретом, Фешин получил премию 200 долларов, но главное – на него буквально посыпались заказы. В Нью-Йорке он стал модным портретистом. Его работы остались в американских собраниях, а лет 10 назад о нем вспомнили русские коллекционеры, и началась гонка за его лучшими работами с рекордами на аукционах. Сейчас он входит в десятку самых дорогих русских художников, рекорд – 10,8 миллионов долларов.

Беньков П.П. «Портрет колхозника-ударника», 1939. Государственный музей Востока

Примерно в это же время (в середине 1920-х) Беньков переехал из Казани в Бухару, а затем в Самарканд, где быстро стал одним из лидеров местной живописной школы. Он преподавал, обзавелся собственной мастерской и за следующие 20 лет превратился в местную легенду. Бенького описывали как грузного «барина» с тросточкой, разъезжающего по городу в тарантасе, на свои деньги он покупал холсты студентам, а когда из-за больного сердца не смог выходить на пленэр, его выносили в кресле писать тихие дворики. Главной задачей художника в социалистической республике было отображение нового быта и «строителей новой жизни». Колхозник-передовик в белой чалме как раз из их числа.


Николай Фешин «Портрет девочки из племени Таос» / Павел Беньков «Крытый базар в Бухаре»

25. Фешин Н.И. «Портрет девочки из племени Таос», 1930. Частное собрание, Москва

Музей русского импрессионизма

Ленинградский проспект, 15, строение 11

Успешная нью-йоркская жизнь Фешина прервалась из-за болезни – у него обнаружили туберкулез. В поисках более подходящего климата он уезжает в городок Таос в штате Нью-Мексико, известный национальным разнообразием – здесь много индейцев, испанцев, мексиканцев, американцев и эмигрантов-европейцев. По собственному проекту Фешин строит в горах небольшой дом из глины, где сейчас устроен его музей. Шесть лет, проведенных в Таосе, считаются самыми плодотворными в его творчестве после эмиграции. Особой популярностью у коллекционеров Западного побережья пользовались портреты индейских женщин и девочек в национальной одежде, с предметами местной культуры или фруктами в руках. За позирование, а заодно и работу по дому и уход за садом, таосские индейцы получали 25 центов в час.

Беньков П.П. «Крытый базар в Бухаре», 1929. Государственный музей Востока

Узбекистан вдохновлял многих художников, и Бенькова в том числе, яркими красками и необычными костюмами. Работавший в молодости в театре, Беньков это особенно ценил. Первым местом остановки после Казани стала Бухара, поразившая его оживленными крытыми базарами, которые строились на перекрестках торговых дорог и перекрывались куполами, спасавшими торговцев и покупателей от солнца. В этой картине художнику хорошо удалось передать и прозрачный полумрак под куполом, и старинную архитектуру XVI века, и яркие одежды узбеков, и световые эффекты. Как и большинство своих полотен, эту работу художник начинал писать на пленэре, а затем доделывал в мастерской, используя для этого натурщиков и реквизит.


до 24 сентября
Билеты: 300 рублей

30 июня