Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Лето – время опен-эйров, даже если весь июль дожди и температура не поднимается выше +20. Неутомимый тусовщик Виктор Майклсон – о фестивалях, на которые поедет сам и всем советует.

Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Фото: Leo Skryabin

Сама идея рейва на открытом воздухе кажется на первый взгляд странной: думая об электронной музыке, мы в первую очередь представляем себе огромный пыльный ангар, снопы света из прожекторов, безжалостную акустику, пыль… Такой родилась электроника когда-то в 80-е (даты условные – знатоки уверяют, что электроника существовала еще в III веке до нашей эры!). Но с другой стороны, есть традиции концертов и музыкальных фестивалей outdoor. Самому известному из них – фестивалю Woodstock 1969 года – в августе исполняется 50 лет! В чем смысл фестивалей и концертов за городом? Во-первых, здесь нет ограничений по размеру площадки – на Вудстоке было около 400 тысяч человек, Burning Man продает 70 тысяч билетов. Конечно, есть и рекорды – Род Стюарт в 1994 году собрал на свой концерт на пляже Копакабана 3,5 миллиона, Жан-Мишель Жарр повторил (или превысил) рекорд в конце 90-х (кстати, концертом на Воробьевых горах). Во-вторых, если концерт проводится на частной территории (Вудсток был на какой-то частной ферме), то контроль правоохранителей сильно ограничен и явно ослаблен… не так, чтобы это было важно для всех, но придает фестивалю некий привкус запретного плода. И в-третьих, участников ничего не отвлекает – ни телефонные звонки, ни футбол по телевизору. Они – твои!

Нельзя сказать, что для нашей культуры это новость. Появившееся в 70-е и живущее до сих пор движение КСП (расшифровывают его по-разному, например «Клуб самодеятельной песни») ежегодно проводило огромный – на тысячи человек – слет-фестиваль. А ездил я на эти слеты с 1975 года. Мы долго ехали на электричке, потом долго шли по размытым дорогам (почему-то запомнились именно дожди). Ставили палатки, готовили тушенку с макаронами и чай (чай на костре – особый аутдорный деликатес!). Вечером был концерт. Это был фестиваль-конкурс с жюри и звездами. Но самый кайф был именно в том, что после окончания концерта ты мог бродить от костра к костру, найти того (ту), кто понравился на сцене, спеть вместе, подружиться. Смысл фестиваля во многом был в братстве, в единении, в отсутствии запретов и иерархии. Я помню, как сидел у костра с Александром Городницким – мэтром, автором знаменитой песни «Атланты держат небо». Мы пели его и не его песни, потом он извинился: «Ребята, годы берут свое, да мне и выступать в утреннем концерте», ушел, а мы остались допевать. И там органы старались не присутствовать слишком явно. И там закон мягко нарушался – не все песни прошли бы советскую цензуру, но ее на КСП не было! Обстановка, да и публика были очень похожи на фестивали нынешние. Братство, единение, «музыка нас связала» или, уж если на то пошло, – Music, makes the people come together.

Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Фото: Outline Festival / Facebook

Так что уличные концерты и фестивали были для нас вполне органичны. Одним из самых ярких были фестивали Outline, проходившие в Москве дважды – в 2014 и 2015 годах: по атмосфере, по лайнапу, по оформлению – арт-объекты, встроенные в пространство, создавали нереальное ощущение эйфории. Во многом Outline определил формат и нынешних фестивалей.

Фестивали сегодняшнего дня – я не говорю, разумеется, про коммерческие проекты крупных изданий и парков – унаследовали дух Вудстока и слетов КСП. Недавно прошедший фестиваль «Боль», фестивали в «Мутаборе» – они про это, про дух, про единение. Разные аудитории требуют разного контента (это во мне маркетолог заговорил, уж простите), поэтому так непохожи подростковые контркультурные проекты «Плутона», так безвременно нас покинувшего, и зрелый, вырастивший свою публику, непримиримый, но и мастерский тон «Боли», и очень цифровой «Сигнал», и пост-мета-модернистский апломб «Мутабора». Пожалуй, всех их объединяет одно: там хочется быть, потому что это – настоящее.

Поэтому, если вы уже собрали на даче клубнику, а яблоки еще собирать рано, пропустите пару дачных уикендов, поезжайте или сходите на фестиваль.

Сегодняшние фестивали стремятся к многозадачности: это и современное искусство, в формате public art или перформансов, и детские программы, и, как правило, ночная танцевальная история. Chill Out Planet в Пушкинских Горах пройдет с 18 по 22 июля, здесь есть все, включая гастрономию и баньку. Ну и великолепный набор международных звезд.

Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Фото: Chill Out Planet Festival 2019 / «ВКонтакте»

Впрочем, формат фестиваля, который займет вас на весь уикенд, возможен и в городе. Gate III, который пройдет в «Мутаборе» 24 и 25 августа, предлагает классную музыкальную программу. Среди участников – французское трио Apollonia, полька Magda, хаус-кудесник Tom Trago, резидент Berghain Boris, резидент Arma17 Rayo, Денис Казначеев, Mashkov.

Ну и самый близкий сердцу рейвера – Signal, который пройдет в знаменитом арт-парке Никола-Ленивец. Фестиваль состоится 15–18 августа, но спешите купить билеты уже сейчас (пока что – 6400 рублей, потом вырастут до девяти тысяч). Четыре дня, четыре сцены, каждая – архитектурный объект, комфортная инфраструктура… как говорится, уже слюнки текут. И да – медиаинсталляцию снова делает Sila Sveta!

Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Фото: пресс-служба фестиваля Signal

Немного лайнапа: Fenesz, The Panacea, Daria Kolosova, Noizar, Sergey Sanchez, Izhevsy, Sofia Rodina, Objekt, Andy Stott, Samuel Kerridge – всех не перечесть.
Арт-проекты – без них в Никола-Ленивце никуда! Да и понятно, откуда это: главный человек проекта, Сергей Фадеев, по образованию архитектор. Вы как хотите, а я готовлюсь. В прошлые выходные вспоминал, как ставить палатку, и искал по знакомым спальник.

Рейвы на открытом воздухе: от Gate III до Signal

Фото: Burningman.org

Наверное, стоит вспомнить и Burning Man – фестиваль всего, что только можно, в Неваде (в этом году он идет с 25 августа по 2 сентября). Говорят, там очень много «наших», русский лагерь растет с каждым годом. Поеду на будущий год (в этом не успел собраться). Ну и, конечно, вьетнамский Epizode на Фукоке (покупайте билеты, они могут и кончиться!). Напишу еще о нем.

Пели мы когда-то: «Дым костра создает уют». Не уверен насчет уюта – но что-то в этом есть…

Виктор Майклсон

11 июля