Игровая индустрия в России: что происходит сейчас и что ждет?

Игровая индустрия в России: что происходит сейчас и что ждет?

В Институте бизнеса и дизайна прошел фестиваль видеоигр и игровой культуры B&D Game Fest. Он вобрал в себя полсотни игровых зон с авторскими проектами, диджитал-арт-выставку и инди-ярмарку. В рамках первого дня фестиваля прошел и паблик-ток, на котором эксперты обсудили нынешнюю ситуацию в нашей игровой индустрии, чем она отличается от западной и какое у нее будущее. Публикуем основные мысли.

Олег Доброштан

директор по развитию и обучению 101XP

С 1998 года все поняли, что в России есть и рынок, и емкость. Первой, кто начал завозить лицензии, стала компания «Бука». До нее весь рынок был пиратским. А в 2000-х у нас уже появился Steam. Сам рынок традиционно компьютерный, консоли были, но он не такой огромный, потому что консоли дорогие и сам рынок в этом направлении у нас всегда был пиратским.

Сегодня создание российской игры на консолях возможно. Если компания не российская, разработчик тоже, сотрудники не в России локализуются, то да, без проблем.


Сергей Волков

исполнительный директор 1С Game Studios

Игровая индустрия в России: что происходит сейчас и что ждет?

Mikkel William/Getty Images

Сейчас просто от неизбежности надо брать и учить джунов с нуля. Так бы мы, конечно, с радостью брали на работу только сеньоров и мидлов. Мы занимаемся этой образовательной деятельностью от отчаяния, нам как разработчикам все это несвойственно, но мы вынуждены. Массовый отъезд разработчиков начался в 2008 году. Те, кто хотел делать что-то большое, просто переехали в Эмираты и там сейчас работают и зарабатывают.

Ни на каких внутренне нацеленных продуктах мы никогда денег не заработаем. Если делать хорошую игру, рублевый бюджет нужно считать в миллиардах. Можно ли окупить такую игру в России? В теории — да. На практике такого никогда не было — и какой смысл об этом фантазировать?

Не вижу смысла инвестировать в киберспорт — оттуда ничего не вернется. Что касается инди, то там конкуренции еще больше, чем среди больших продуктов. Если вы делаете инди-игру и продаете ее за 10 миллионов рублей — вы богач. Если я заработаю 10 миллионов рублей в месяц, мне нечем будет людям зарплату платить.


Василий Овчинников

генеральный директор Организации развития видеоигровой индустрии

Те, кто делал большие игры в России в конце 1990-х, просто не понимают, чем мы тут сейчас занимаемся. Для них рынка внутри страны нет вообще никакого. Но если взять инди, например, то в России есть и идеи, и будущее. Осталось найти деньги.


Алексей Смолдырев

руководитель отдела маркетинга 101XP

До 2022 года в России был интересный рынок. Стоимость привлечения пользователя была ниже раз в пять, чем в США. В стране можно было зарабатывать интересные деньги. Самый простой пример, как оценить рынок, — это посмотреть, сколько западных игр полностью переводилось на русский — с озвучкой и так далее. Все основные компании переводили свои франшизы на русский, они рассматривали наш рынок как интересный.


Мария Кочанова

основательница онлайн-школы «Нарраторика»

Игровая индустрия в России: что происходит сейчас и что ждет?

Getty Images

У меня сложилось впечатление, что раньше геймдев был более локальным. Было больше сеттингов, связанных именно с Россией. У нас же было очень много игр, сделанных по российским фантастам. Местами это все было что-то странное и ужасное, но это было.

Есть такое ощущение, что в какой-то момент мы отказались от своей идентичности и пошли в мировую, причем в максимально приглаженную и выхолощенную.

Я считаю, что у нас в стране системная проблема со сторителлингом. Когда-то во времена советского кино у нас была прекрасная сценарная школа, а потом она исчезла. Потом все российские фильмы и сериалы считали лютым зашкваром. Теперь на моих глазах все изменилось. Студенты многочисленных курсов и школ наконец-то начали что-то делать.


Денис Поздняков

продуктовый директор студии IThub Games

Российская школа, конечно, есть. Мы очень много смело экспериментируем и очень слабо доводим свои эксперименты до хорошего качества. Наши проекты поэтому и страдают на чужих рынках — там привыкли к другому качеству. Там гейм-дизайн — это тысячи раз пройти одну и ту же секунду игры, чтобы она стала идеальной секундой геймплея. У нас такого, к сожалению, нет.


Сергей Гиммельрейх

гейм-дизайнер, основатель творческого пространства авторов игр «Индикатор»

У нас получилось так, что в России было несколько периодов в индустрии, когда менялась парадигма рынка, культуры и всего остального. В 2022 году просто появился триггер к тому, что игры будут посвящены нашей культурной идентичности и культурному коду. Их будет больше, наконец-то сформируется внутренний рынок.

Про закрытость: это история вынужденная, мы в ней оказались и будем делать что-то, чтобы жить дальше и развиваться. Я не вижу причин останавливаться. У нас есть возможность выходить за пределы рынка.

Фото: MBezvodinskikh/Getty Images

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться

06 июня