Не только деньгами: как интеллектуальное волонтерство становится трендом

Помогать благотворительным фондам можно, не только переводя суммы на их счет или передавая вещи. Им, как и обычным организациям, нужны юристы, дизайнеры, SMM-щики, программисты. Популярная (и пока единственная) онлайн–платформа, где находят друг друга НКО и волонтеры, – ProCharity, основанная благотворительным фондом «Друзья». Поговорили с ее активными участниками, зачем им это и почему появление интеллектуального волонтерства в благотворительности – очень хороший симптом.

Татьяна Швецова

Журналист, сделала презентацию партнерской программы фонда поддержки деятелей искусств «Артист», выполнила 26 заданий

Я помогаю с весны 2018 года, когда узнала о ProCharity из группы «ВКонтакте». Самым крупным своим проектом, наверное, могу назвать разработку фирменного стиля для фонда «Благое дело»: дизайн визитки, благодарственного письма и годового отчета. Специально каким-то фондам не симпатизирую, сотрудничаю с удовольствием со всеми. Смотрю в первую очередь на задание – справлюсь ли, интересно ли оно мне с профессиональной точки зрения.

Интеллектуальная помощь мне кажется более искренней. Ведь вещи в основном отдаешь ненужные, а деньги переводишь, потому что все так делают, хочется соответствовать. А когда ты тратишь на помощь свое время, то ни на кого не оглядываешься: помогаешь, потому что сам так решил. Мне кажется, интеллектуальное волонтерство особенно подходит тем, кто крутится в модных и востребованных сегодня направлениях деятельности – дизайн, программирование, маркетинг.


Нюта Федермессер
учредитель фонда помощи хосписам «Вера», член Экспертного совета фонда «Друзья»

Интеллектуальная благотворительность в нашей стране сейчас становится необходимой – еще пару лет назад нужны были только руки. Такое волонтерство востребовано, когда фонды становятся зрелыми и понимают, какой запрос к бизнесу можно сформировать. Когда фонд понимает, что проблема, которую он решал деньгами, не исчезла, что нужно решать ее иначе, тут-то волонтеры и подключаются. Нам, например, очень нужны тьюторы, которые учат сотрудников менеджменту, нужны прожект-менеджеры, айтишники, редакторы, переводчики, юристы и аудиторы.

Антон Клейман

Занимается геймификацией в «Сбербанке», настроил виртуальную инфраструктуру для фонда по борьбе с инсультом ОРБИ, выполнил 14 заданий

Долгое время я воспринимал благотворительность исключительно как финансовую помощь. Но два года назад понял, что готов помогать некоммерческим проектам в качестве редактора. Когда я занимаюсь интеллектуальным волонтерством, то погружаюсь в проблему и тесно общаюсь с сотрудниками фондов, потому что без этого невозможно сделать свою работу качественно. А помогать деньгами и вещами получается не так адресно. Можно даже ничего не читать о фонде – просто взять и перевести деньги на счет. Что касается вложений, я оцениваю стоимость своей работы не меньше 1 000 рублей в час, а обычная задачка для фонда может занять от 10 до 12 часов, так что в общем получается неплохая поддержка.

Самым крупным и сложным для меня был проект с фондом «Бюро добрых дел». Они попросили разработать стратегию привлечения доноров. Фонд решает непростую задачу – помогает подросткам из детских домов получить востребованную профессию и готовит их к взрослой жизни.


Анастасия Обухова

Фриланс-дизайнер, сделала дизайн афиши музыкально-литературной гостиной для фонда содействия образованию детей-сирот «Большая Перемена», выполнила 40 заданий

Мой стаж интеллектуального волонтера – около трех лет. До ProCharity это были различные офлайн-проекты, теперь же все удобнее. Самые крупные задания, которые я выполняла, – разработка брендбуков для «РакФонда» и Фонда имени Ани Чижовой. Если бы я делала такие вещи платно, то заработала бы от 500 рублей до 25 тысяч.
Когда помогаешь деньгами или вещами, не можешь быть на 100 процентов уверен, что они не уйдут в чей-то карман или на помойку, а с интеллектуальной помощью результат видно сразу. Да и свое время, на мой взгляд, отдавать намного важнее.


Саша Ван Эккер

Блогер, разработал SMM-стратегию для фонда помощи детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями «Жизнь», выполнил 11 заданий

Раньше я помогал фондам просто деньгами, натыкаясь на срочные сборы, боксы, акции. Больше года назад меня пригласили на презентацию ProChariy, и тем же вечером я зарегистрировался на платформе. Не могу сказать, что отдавать нужнее – свои деньги или свое время. Помощь профессионалов для фондов нужна, но и лечение стоит больших денег. Поэтому эти способы друг друга не заменяют и не отменяют. Одним из самых крупных заданий был трехмесячный SMM-менеджмент социальных сетей «РакФонда», который занимается поддержкой научных исследований в области онкологии. Фонд совсем небольшой, мы поддерживаем связь, и я рад, что медленно, но верно все больше людей следят за их деятельностью в социальных сетях.

Не я выбрал их – мы вместе выбрали друг друга. Так обычно и происходит на платформе: ты откликаешься на задание, можешь даже написать несколько причин, почему должны взять именно тебя. И дальше уже фонд принимает окончательное решение.


Егор Трубников

Юрист компании «СИБУР», выполнил два задания

Я помогаю фондам с 2009 года – тогда слово «волонтерство» было еще не очень популярно. Считал это чем-то само собой разумеющимся. Так, на Новый год у нас в холле «СИБУРа» всегда стоит елка, на которой висят открытки с желаниями детей из детских домов. Каждый берет по открытке и покупает ребенку подарок. Впервые о платформе ProСharity узнал осенью 2018 года, тогда на меня это произвело большое впечатление. Хотя, казалось бы, такая простая мысль: ты можешь пожертвовать свои навыки. Для меня серьезным проектом, который потребовал глубокого погружения, стала разработка договора с подопечными фонда из Башкирии «С любовью». Я поставил себе цель – не просто написать сухой юридический документ, а сделать так, чтобы он вызывал живой отклик в тех, кто его читает. Пришлось много общаться с руководителем фонда, погружаться в их проблемы. Было довольно непривычно, но интересно. Я ведь выбирал не фонд, а задание, которое мне показалось интересным.

Интеллектуальное волонтерство подходит всем. Нет какого-то типичного портрета волонтера – это может быть айтишник, бизнесмен, врач, учитель (знаю реальные примеры всех этих участников). Ограничений нет – главное, желание. Думаю, что в будущем волонтерство станет нормой для большинства организаций, ведь так уже было в начале ХХ века, когда крупные предприниматели строили школы и больницы. Мне кажется, со временем все будет примерно также, но в более современной оболочке: интернет-платформы, маркетплейсы, геймификация.

07 августа