Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад

Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад

Сегодня чуть ли не самым востребованным жанром в отечественных кинотеатрах стали киносказки: это видно и по количеству релизов, которое постоянно растет, и по кассовым сборам. Например, недавние проекты «По щучьему велению», «Конек-Горбунок» или «Последний богатырь». А в 2024-м нас ждет «Летучий корабль» Ильи Учителя, «Молодая Яга» Кима Дружинина, «Финист. Первый богатырь» Дмитрия Дьяченко другие. Вместе с редакционным директором журнала «КиноРепортер» Марией Лемешевой рассказываем, почему кинематографисты возрождают старые сказки и как они становятся прибыльными.

Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад
Мария Лемешева
редакционный директор журнала «КиноРепортер»

Хорошо сделанная киносказка способна собрать у экрана огромную аудиторию всех возрастов, поэтому степень окупаемости таких проектов невероятно высока. Причем прибыльными становятся и относительно недорогие картины, и блокбастеры. Для примера: бюджет фильма Карена Захарова «Баба Яга спасает мир» не превышает 150 миллионов рублей, тогда как его сборы перешагнули за 600 миллионов, а мегахит Александра Войтинского «По щучьему велению» собрал около 2,5 миллиарда при бюджете в 660 миллионов.

Понятно, что при таких цифрах причина популярности сказок у отечественных кинопродюсеров вопросов не вызывает. Но почему киносказки так любим мы, зрители? Почему взрослые люди, искренне утверждающие, что не смотрят ничего, кроме триллеров или хорроров, вдруг забрасывают все дела и бегут смотреть на злоключения какого-нибудь Иванушки-дурачка?

Дело в том, что сказки и сказочные персонажи — часть нашего культурного кода. Они пришли к нам из незапамятных времен, зародившись сначала как миф и мифологические герои, после чего трансформировались в течение многих веков, впитывая в себя ДНК каждого из миллионов рассказчиков. Поэтому сегодня, когда мы слушаем или смотрим сказку, мы, во-первых, невольно узнаем в персонажах самих себя, а во-вторых, соприкасаемся с сакральными страхами или радостями наших очень далеких предков. Так что сказка напрямую взаимодействует с нашим подсознанием — и делает это в том числе и с помощью архетипических образов.

В сегодняшних киносказках герои часто отличаются от своих прообразов, однако их архетипическая основа чаще всего остается прежней. Попробуем показать это на конкретных примерах.

Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад

Кадр из мультфильма «Гора самоцветов»

Самый любимый герой русских сказок — это, конечно, Иван-дурак. Основные его черты — доброта и веселость. В то же время он лодырь: предпочитает лежание на печи любому другому виду деятельности. Что же касается глупости, то она очень специфическая: он дурачок только в плане карьерного роста или финансов (если уж говорить современным языком). Он не стремится вспахать поле быстрее других, не пытается заработать больше (поэтому, видимо, и дурачок), не бежит угождать боярам и так далее. То есть пристраиваться или приспосабливаться он не умеет — и учиться не собирается. Зато в любой критической ситуации Иван внезапно оказывается умнее других: он с легкостью обдуривает кого угодно — хоть медведя, хоть черта, хоть говорящего кота.

Другой важный навык Ивана-дурачка — он умеет находить себе друзей. Он помогает всем подряд бескорыстно, просто из сострадания. Поэтому ему тоже помогают все — даже представители фауны, изначально настроенные враждебно по отношению к человеку. Благодаря этому у Иванушки во многих сказках есть волшебный помощник (у Ершова, а вслед за ним у режиссера Олега Погодина — Конек-Горбунок), обладающий сакральным знанием, которого наш дурачок лишен. Спутник-наставник знает, что значит «пойди туда, не знаю куда» и что нужно сделать, чтобы добыть «то, не знаю что». Но, получив такой инструктаж, Иван никогда не говорит: «Я не хочу, не пойду, мне трудно, мне лень». Да, он заявлен в большинстве сказок как лодырь и лоботряс, но он встает и идет. Идет, потому что надо спасти друга, помочь принцессе и так далее. Он и в кипящее молоко готов броситься без лишних споров, потому что так надо! И это очень важная черта его характера.

В современных киносказках наши Иванушки выглядят абсолютно по-разному. Единственное, что их объединяет, — это жизнерадостность и умение не унывать. При этом все они ищут легких путей: для них женитьба на принцессе — это решение всех проблем, а печь — бесплатное такси, дающее возможность не утруждать себя любимого. Что же касается наивности, то тут возможны варианты: герой «Последнего богатыря» в нашем мире был профессиональным мошенником, а это очень серьезная трансформация в характере персонажа.

Как бы то ни было, в современном российском кино Иванушку активно пытаются перевоспитать: отучить от лени («По щучьему велению») или пробудить в нем сакральное знание («Последний богатырь»). В общем, сделать так, чтобы дурачок перестал быть таким. В сказках этого перевоспитания, кстати, не происходит: Иван женится на принцессе или Василисе и начинает «жить-поживать и добра наживать». О том, что он научился принимать взрослые решения и нести ответственность за свои поступки, в сказках ничего не сказано.

Иван-царевич близок к Иванушке-дурачку, но он представитель другого сословия, необходимости быть работягой у него нет, поэтому в безделии его никто и не обвиняет. Тем не менее по сравнению со старшими братьями (которых, как правило, двое) он тоже находится в положении дурачка: братья получают богатых невест, а он — лягушку; обязанность охранять ночью могилу отца тоже сваливается на него одного. Да и царства ему никогда не наследовать — он третий в очереди на престол. Однако злобы в нем нет и статусом он не хвастается — с готовностью помогает всякому зверю, попавшему в беду, или старушке-нищенке. За это он тоже вознагражден или сакральным знанием (смерть Кощея в яйце), или волшебным попутчиком (Серый Волк). А «полцарства в придачу» и вовсе идут в качестве бонуса.

В современном кино Иван-царевич не так популярен, как его простонародный собрат: он стал героем только анимационной франшизы студии «Мельница». Но Иван, озвученный Никитой Ефремовым, по своему характеру (да и по происхождению) ближе к дурачку, чем к царевичу: это беззаботный балагур из низов, удачно женившийся на принцессе.

Другой герой — Кощей — самый популярный антагонист в русских сказках. Он не просто злодей. Он могущественный чародей, подчинивший себе темные силы. Его бессмертие — это бессмертие мертвеца, возненавидевшего все живое. Основные черты — скупость, неконтролируемая и необъяснимая злоба, жажда разрушения, насилия и убийства. По статусу он, как правило, царь. По своим сюжетным функциям — представитель (владыка) темного царства, похититель красавиц и защитник всего плохого, воюющий против всего хорошего. Кстати, вором чужих жен коллективное бессознательное сделало его не просто так: тут явно прослеживается влияние татаро-монгольского ига, когда черные всадники на черных конях устраивали набеги на русские деревни, угоняя рабынь в Орду. Тем не менее по своему происхождению этот архетип гораздо более древний: он зарождался в восточнославянской мифологии как аналог древнегреческого Аида.

Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад

Кадр из фильма «Последний богатырь»

А вот в отечественном кино образ Кощея далеко не такой однозначный. В советские времена он почти всегда был антагонистом (в отличие, кстати, от Бабы-яги). Но сегодня кинематографисты эту традицию активно ломают. Яркий пример — тот же «Последний богатырь», где Кощеюшку сыграл Константин Лавроненко. Нет, в данной интерпретации Кощей не стал милым улыбающимся старичком с седой бородой — он по-прежнему ворчит и демонстрирует свою власть. Но он перешел на сторону добра, обзавелся способностью рефлексировать и готов даже пожертвовать жизнью (то есть бессмертием!) ради людей. Это ли не трансформация?

Баба-яга чуть ли не самый многогранный персонаж отечественного фольклора. Не надо воспринимать ее как сердитую старушку-отшельницу, поселившуюся в лесу. По своему архетипу это мудрая женщина, ведунья, имеющая доступ к тайным знаниям. Но они не были ей даны изначально, как Кощею, по факту рождения: она приобрела их сама, собирая дикие коренья и травы, варя зелья, приручая животных и даже осваивая азы аэронавтики (вспомним говорящего черного кота и летающую метлу со ступой). По мнению ученых, ее попытки зажарить детей на лопате — это не что иное, как переработанный коллективным бессознательным древний обряд инициации, после которого подростки могли считаться мужчинами.

Неоднозначность Бабы-яги проявляется и в сказках. Далеко не всегда она представитель злых сил: очень часто она становится помощницей главного героя (дает Иванушке волшебный артефакт — клубок, делится тайным знанием — где найти Кощея и так далее). Эту неоднозначность использовали и в советском кино: вспомните «Там, на неведомых дорожках...» Михаила Юзовского и совершенно невероятную «бабушку-старушку» Татьяны Пельтцер! Сегодня кинематографисты делают примерно то же: героини Елены Яковлевой из «Последнего богатыря» и Людмилы Артемьевой из «Баба Яга спасает мир» находятся на стороне света, а не тьмы.

Там русский код, там Русью пахнет: как снимают старые сказки на новый лад

Кадр из фильма «Последний богатырь»

В современных киносказках нашли свое место и выходцы из былин — богатыри. В фольклоре их великое множество, но сегодняшняя малышня уверенно назовет только троих — благодаря все той же студии «Мельница». Основная сюжетная функция таких персонажей — защита страны от врагов, основные черты — храбрость, героизм и надежность. Тем не менее кинематографисты пытаются найти иные подходы и к этим героям: в «Последнем богатыре» Добрыня Никитич вовсе не положительный персонаж. Однако это все-таки исключение, а не правило.

Так что даже по небольшому анализу заметно, что современные кинорежиссеры пытаются взглянуть на классических сказочных героев с нового ракурса: изменить их черты характера, поместить в необычные обстоятельства. Тем не менее архетипическая сердцевина персонажей, как правило, сохраняется — и киносказка, даже в самом модернизированном и осовремененном варианте, продолжает говорить с нами о вечных ценностях: добре, верности и любви. И о том, что, как бы ни была темна ночь, рано или поздно свет победит.

Фото: кадры из фильмов «Последний богатырь», «Конек-Горбунок»

Еще больше о новых фильмах, музыке и премьерах — в нашем паблике во «ВКонтакте»

Подписаться