«Первый акт не должен закончиться массовым уходом публики». Собрали цитаты Марка Захарова

Не стало режиссера Марка Захарова, на спектаклях и фильмах которого выросло не одно поколение. Воспоминаем самые яркие и интересные высказывания режиссера.

«Первый акт не должен закончиться массовым уходом публики». Собрали цитаты Марка Захарова

Фото: Ленком

Я хотел играть, но ни один московский театр меня не пригласил, кроме объединения Цирк на сцене. Им понравилось, как в одном из спектаклей я ловко падал с лестницы. Я вообще любил всякое сценическое движение, фехтование, бои. Но… неисповедимы пути, которые в итоге привели меня в режиссуру («Театрал»).

Когда мы с мамой вернулись после войны из эвакуации, то выяснилось, что наши две комнаты отданы другим людям: человек, который в них оставался, обещая за них платить, не заплатил. И тогда наша соседка Екатерина Сергеевна открыла дверь своей комнаты, где жила вместе с мужем, и сказала: «Пожалуйста, пока располагайтесь у меня». Вот так распахнуть двери собственной квартиры и пригласить в ней кого-то пожить? По нашему сегодняшнему времени – акт чрезвычайный. Он меня очень впечатлил («Вечерняя Москва»).

Я не знаю людей, которых бы не тронула история «Маленького принца». Тех, кто после её прочтения не задумался бы о смысле своей жизни. Ведь в этом романе за сказочным сюжетом кроются очень серьезные раздумья о жизни. Я сам до сих пор помню ощущение от спектакля «Маленький принц» Театра им. Станиславского, который я когда-то посмотрел. Это было такое сердечное, душевное и серьезное действо, что мне даже в голову не пришло, что спектакль-то был для детей («Аргументы и факты»).

Людей, которые не врут, а говорят правду, хотя и нечасто, но встретить можно. А вот шута или попросту очень остроумного человека, который не боится выглядеть смешным, встретить не так просто. Тема Шута с большой буквы, который покорял бы всех своим своеобразным обаянием и не страшился бы выглядеть смешным чудаком, – дело редкое. Это была любимая тема Григория Горина. Его герой – по-своему отважный человек, чье обаяние покоряет людей независимо от их политических пристрастий. Это созвучно с тонкими механизмами, которые возникают подчас на сцене и на экране. Таким героем для всех нас являлся Юрий Никулин («Московский комсомолец»).

Наверное, нам необходимо, чтобы от театра оставалось послевкусие радостное и приятное, а не гнетущее и тягостное. Сложностей в нашей жизни хватает, как и отрицательных эмоций. Добавлять их, как и пугать зрителей, мне никогда не хотелось («Культура»).

Взаимоотношения с артистами должны быть товарищескими, деловыми и не переходить некую грань, о которой меня предупреждал еще главный режиссер Театра сатиры Валентин Плучек. Он говорил: «Опасность будет нависать: у тебя появится много единомышленниц... Будь бдителен. С артистами надо быть корректным и острожным. Не поворачиваться к ним спиной. Это правило укротителей хищников. Иначе могут укусить, причем с большим удовольствием, даже если потом будут сожалеть об этом...» («Комсомольская правда»).

«Первый акт не должен закончиться массовым уходом публики». Собрали цитаты Марка Захарова

Фото: портал мэра и правительства Москвы

Мне кажется, что такой одаренности, которой обладал, например, Александр Абдулов, я вряд ли уже найду. Или того же Янковского уже не воспитаешь – он, до того как попасть в театр, прожил какую-то свою жизнь, которая начала формировать его талант. А уже потом был совершенно случайно приглашён из театра в Саратове к нам в «Ленком», где и открылся как гениальный актёр («Аргументы и факты»).

Первый акт не должен закончиться массовым уходом публики. Некоторые умные режиссеры делают спектакли без антракта. Как-то раз и я так сделал, но потом пообещал нашему буфету, что больше – никогда в жизни. И думаю о том, чтобы зритель остался («Российская газета»).

Я люблю, когда смеются в зале, и когда зал не маленький, а большой, скажем так, под тысячу зрителей. Когда они объединяются общей энергетикой, я в эти мгновения бываю счастлив. Я оставляю, конечно, личные проблемы («Познер»).

Важно понять, что новая цензура принципиально отличается от той страшной партийной, которая ломает хребты, уничтожает людей... И вот свобода наступила, но свобода – тяжкая ноша. Мы сейчас это испытываем. Делай, что тебе в голову придет, но войди в конкурентное соревнование со всем ресторанами, со всеми кинофестивалями, со всеми концертами на Барвихе (Snob).

Молодость грешна иллюзиями. Иной раз всё лучшее в человеке, что пленяет его в юношеские годы или что восхищает нас в старшем товарище «по малолетству» куда-то с годами исчезает. Жизнь проверяет человечески качества на добротность и верность. Она может истребить любовь, доброту, душевную щедрость, измотать до изнеможения. Марафон жизни – это неизбежные потери (из книги «Ленком», издательство «Центрополиграф»).

28 сентября